2013-й год для мировой и российской экономики проходит под лозунгом деофшоризации. Для России сегодня особенно актуальна эта проблема, поскольку офшоры аккумулируют весьма существенную долю прибыли и активов, «обезвоживая» бюджет страны. Президент России Владимир Путин неоднократно заострял внимание правительства и парламента на аккуратной деофшоризации российской экономики. Для решения данного вопроса необходимо, во-первых, договариваться с офшорными зонами и раскрывать информацию о бенефициарах. Во-вторых, надо совершенствовать законодательство, чтобы оно было стабильно и эффективно. В-третьих, нужно улучшать инвестиционный климат. Однако, несмотря на ясность задач, до сих пор действенные меры по снижению роли офшорного фактора в российском бизнесе не разработаны.

Именно поэтому инициативная группа экспертов при участии директора Института новой экономики Государственного университета управления академика РАН Сергея Глазьева подготовила доклад на тему «Деофшоризация экономики России. Пути и меры», который был представлен 4 июля в московском офисе агентства «Интерфакс».

Плод серьезной работы экспертов представил экономист Николай Стариков. Он подчеркнул, что офшоры славятся небольшой налоговой нагрузкой и анонимным управлением. Как ни парадоксально это звучит, но большая часть российской экономики выведена за пределы юрисдикции российской экономики. Случай с московским аэропортом Домодедово тому подтверждение. С одной стороны, офшоры дают возможность российским предприятиям конкурировать на внутреннем и мировом рынке и получать западные кредиты по более низким ставкам. Однако компании загоняют себя в зависимость от западных кредитов и лишаются возможности повлиять на саму политику компании, так как конечный бенефициар не всегда известен. Отсюда неуплаты налогов и большие потери бюджетов государств. Сейчас вся геополитика направлена на борьбу с офшорами, но надо понимать, что офшорные зоны находятся под юрисдикцией крупных государств, в том числе США и Британии. Вся эта финансовая структура является выкачивающей системой мировой экономики, и все страны оказываются на крючке.

Александр Недошивин, руководитель Центра системного анализа попытался вскрыть причины деофшоризации. Он отметил, что многие пеняют на коррупцию, несостоятельность судебной системы, слабый инвестиционный климат и многие другие причины. По его мнению, основной причиной является дополнительное конкурентное преимущество, которое получают российские компании, выходя в офшоры. И предоставление таких опций станет первым шагом для возвращения компаний на российский рынок. Также необходимо четкое разделение компаний на российские и нероссийские. При этом прозрачные российские компании необходимо стимулировать, например, госзаказами, а также возможностью компенсировать ресурсную базу. Обращаясь к истории, видно, что офшорные зоны были созданы США и Великобританией после Второй мировой войны как инструмент для экспансии во внешние экономики. Перед Россией не стоит вопрос экспансии, нам нужно поднимать и развивать свою экономику.

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

Дмитрий Митяев, заместитель председателя совета по изучению производительных сил Минэкономразвития России и РАН, назвал основной проблемой деофшоризации размер выведенных активов, которые фактически обездвижены, находясь в залогах. Сумма кредитов на сегодняшний день составляет $700 млрд. Пульт управления компаниями находится за рубежом и управлять ими российским регуляторам невозможно. Серьезным ответом на риски может быть опыт других стран, например, американская инициатива предотвращения уклонения от налогов FATCA, которая сегодня вызывает немало вопросов и споров у мирового сообщества. Печально известный опыт Кипра показал, что Европа считает «стрижку» средств вкладчиков допустимой. В нашей внутренней политике хотелось бы достичь снижения кредитных ставок и предоставить юридически подчеркнутую поддержку российским производителям. Положительной тенденцией сегодняшнего дня является некое «просветление» офшорных зон, раздвинуты рамки обмена налоговой информацией. Вопрос создания офшорных зон на территории России сегодня не стоит, так как из-за дефицита бюджета мы не можем позволить себе затыкать «налоговые дыры». Он согласился с Владимиром Путиным о необходимости решения застарелых вопросов, касающихся налогового контроля за использованием трансфертных цен, «закрытия» разного рода офшоров, используемых при незаконной минимизации налогов, а также повышения привлекательности российской экономики для российских и международных инвесторов. Но конкурировать с офшорами страна с нормальной налоговой базой не может в принципе. Капиталы в офшоры утекают из всех стран, и поэтому этот вопрос обсуждается на всех мировых площадках.

Юрий Петров, экономист-математик, познакомил присутствующих с математическими расчетами по вопросам внешнеэкономического регулирования. Он отметил, что на многие «грабли» Россия уже наступала. К сожалению, результаты работы государственных ведомств по деофшоризации весьма скромны. Собираемость налогов невысока, а систематический анализ причин, способов и масштабов потерь из-за офшоризации экономики не проводится. Незаконный вывоз капитала составил в 2012 году около $62 млрд., но Банк России в своих публикациях вообще не касается вопросов несанкционированного вывоза капитала. Борьбу с офшорами чиновники сводят к подписанию малоэффективных для России соглашений. Было «разморожено» соглашение об избежании двойного налогообложения с Кипром незадолго до краха его банковской системы. Необходимо, наряду с подписаниями принципов мини-макса (когда одной стране не больше, а другой стране не меньше заявленной ставки налогов к погашению), создать всемирную налоговую организацию и наладить обмен информацией, а также по примеру Италии создать финансовую полицию. Однако «стоит ли овчинка выделки, а Париж - мессы» пока не ясно. Очевидно одно, что, несмотря на всемирную борьбу с офшорами, этот бизнес продолжает бурно развиваться.

Москва.