Закон об объединении Банка России и Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) недавно внесен в Госдуму и даже не рассматривался в первом чтении. Но сотрудники двух структур уже согласовали график объединения и повышения зарплат. В ближайшее время ФСФР станет активно привлекать новых сотрудников на рынке труда, но ЦБ, не смотря на слияние, предстоит сокращение штатов.

"Финмаркет" приводит наиболее интересные выдержки из выступлений участников пресс-конференции.

Дмитрий Панкин, руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам

"Нужен единый подход к регулированию всей финансовой системы вместе взятой. Важно видеть всю палитру рисков, регулировать их, исходя из одних принципов.

Наиболее слабый момент: мы не видим финансового риска, который берут на себя профучастники, страховые компании. Служба была настроена на выполнение законодательства: сдан или не сдан отчет, есть ли полный комплект документов на получение лицензии, квалификационные аттестаты. Анализа бизнес-модели не было, как используются клиентские деньги, не берется ли чрезмерный риск профучастником, это не анализировалось.

По идее, можно наладить взаимодействие разных органов. Но мы столкнулись с крайне ограниченным кругом ресурсов и постоянным расширением круга поставленных перед нами задач: контроль за микрофинансовым рынком, за манипулированием на рынке. Надо заниматься Форексом. На все это нужны квалифицированные кадры, информационные системы.

Количество задач увеличивается, а численность службы сокращается: у нас уже менее 1300 человек. Специалисту по надзору в Москве мы предлагаем, включая все накрутки, 10 000 - 15 000 руб. в месяц. Выпускнику вуза в банке сходу дают 80000 руб. С таким денежным предложением трудно рассчитывать, что нам удастся сформировать профессиональную команду.

В Центральном банке за последние годы численность сотрудников была сокращена с 80 000 до 65 000 человек. На этом фоне 1300 человек, может быть нам будет нужно еще 400 человек добавить для решения наиболее острых вопросов, - это не те цифры, которые приведут к существенному изменению численности ЦБ. Тем более, что у ЦБ есть собственные планы сокращения территориальных подразделений.

Центральный банк накопил большой опыт в сфере пруденциального надзора. На банковском рынке сформирована более эффективная система регулирования. Было бы полезно использовать накопленный опыт для работы на других финансовых рынках.

Сейчас есть проблема разброса сфер регулирования между всеми правительственными ведомствами. Согласование всегда вопрос тяжкий, долгий. Желательно сконцентрировать все регуляторные функции в одном ведомстве. Сейчас в том законе, который внесен в Думу, есть концентрация регуляторных функций в ЦБ. Но одномоментно все вопросы не решим.

В силу нашей малочисленности и постоянного роста функций у нас всегда был настрой все, что можно, передать саморегулируемым организациям, по максимуму. Но мы сталкиваемся с множеством жалоб, когда СРО начинают действовать в интересах крупнейшего участника или группы компаний.

Что касается борьбы с инсайдом на финансовых рынках, здесь во многом проблема при взаимодействии с МВД. От них требуется оперативная разработка всей схемы. Уголовная ответственность наступает с июля 2013 года, и мы ожидаем, что с этого момента у МВД появится больше заинтересованности эффективно взаимодействовать с нами по таким делам. Сейчас для них перспективы особой нет".

Алексей Моисеев, замминистра финансов

"Президентом поставлена задача обеспечить надежность любых инвестиций граждан. Без перехода на высококвалифицированный надзор никаких успехов у нас не будет.

ФСФР выполняет более тысячи функций: и в сфере Водного кодекса, и в железнодорожном транспорте. Получается по одной на человека.

Рассчитываем, что в течение весенней сессии депутаты Госдумы примут законопроект с поправками в более чем 50 федеральных законов. Мы уже начинаем разработку подзаконных актов.

Мы пришли к взвешенному разделению функций между правительством и ЦБ. Правительство окончательно отказалось от расширения своего присутствия в совете директоров ЦБ. Существует Национальный банковский совет, который расширит, но не углубит полномочия, и станет называться Национальным финансовым советом".

Сергей Швецов, зампредседателя Банка России

"Создание мегарегулятора - это нетривиальный проект.

Наверное, впервые ЦБ получает госучреждение, включая всех сотрудников и наработки. Уже в третьем квартале этого года сотрудники ФСФР будут приняты на работу в ЦБ. Полное объединение ФСФР с ЦБ завершится 1 января 2015 года. До этого срока сотрудники ФСФР будут получать зарплаты на уровне средней по центральному аппарату или с учетом территориальных управлений - дискуссии продолжаются. После этого никаких отличий по уровню оплаты между ЦБ и бывшими сотрудниками ФСФР не будет.

Что касается численности, то само объединение имеет синергетический эффект. У нас есть дублирующие подразделения, например, регистрирующие ценные бумаги, отвечающие за центральный депозитарий. Где-то удастся сэкономить на численности, а где-то придется увеличивать численность. ФСФР, как служба внутри ЦБ, станет работодателем в первые месяцы своего существования. И в целом снижение численности сотрудников ЦБ превзойдет увеличение, связанное с присоединением ФСФР.

Вместе с сотрудниками ФСФР уже разрабатываются планы по совершенствованию регулирования на небанковском финансовом рынке. Наша задача - повышение качества надзора, контроль за используемыми бизнес-моделями. Но без революционных изменений для участников рынка: все изменения должны пройти плавно и незаметно для них.

Мы не считаем капиталы профучастников и не соотносим это с рисками. Более того, у значительной части участников капитализация за пределами России. Это проблема.

Периодически сталкиваемся с тем, что к нам приходят профучастники, просят помочь: в условиях, когда они скрывают лимиты, им приходится как-то пролонгировать свой бизнес. Должен быть пруденциальный надзор, который ограничит принятие избыточных рисков для обеспечения общей финансовой стабильности. Плюс к этому у нас инвесторы не защищены, уровень финансовой грамотности небольшой, чтобы мы могли регулировать риски со стороны принятия самим инвестором решений: с каким брокером работать, в каком депозитарии хранить бумаги и т.д.

Эту индустрию мы должны регулировать со стороны профучастника. Особенно, когда индустрия выполняет функцию, параллельную банковской системе. Не должно быть арбитража между банковской и параллельной ей системами.

Чем меньшие риски будут нести наша инфраструктура, тем меньше будет дисконт по нашим активам. Мы привлечем массового инвестора, когда исключим из рисков актива риски инфраструктуры.

Ключевое, что есть в законе о присоединении ФСФР к ЦБ, это передача в ЦБ правил бухгалтерского учета в поднадзорных организациях. На бухучете выстраивается весь пруденциальный надзор. По основным моментам передано регулирование ЦБ. В очень незначительной части есть согласование с другими ведомствами. У нас есть оптимизм по этому поводу.

Изначально речь шла о том, что имеющие право присутствовать на заседаниях совета директоров ЦБ министры финансов и экономического развития могли бы инициировать отдельные вопросы, связанные с инвестиционной декларацией по средствам обязательного пенсионного страхования. Мы попросили от этого отказаться. В том виде, как это предложено, ничего страшного нет. Но это создает прецедент активного участия чиновников из правительства в работе совета директоров ЦБ, что в перспективе может стать ограничением независимости ЦБ в других сферах его деятельности. Поэтому решили прецедент не создавать, оставив эти функции за правительством.

Есть и содержательная логика в таком распределении полномочий: собственником пенсионных средств является Российская Федерация, и собственник должен отвечать за те риски, которые он принимает. По государственной части нашей пенсионной системы инвестиционную декларацию должно определять правительство".

Источник: ИА «Финмаркет»