Приговор Татьяне Пагер, гендиректору компании "Центр Статус", был вынесен 4 июня, сообщили "Ъ" в АСВ. Уголовное дело было возбуждено по факту перевода средств со счета "Центр Статуса" в неплатежеспособном Мега банке незадолго до отзыва у него лицензии в оперативно открытые в том же банке вклады сотрудников этой компании и связанных с ней физлиц, включая саму госпожу Пагер. Смысл таких действий, в последние несколько лет получивших широкое распространение и классифицируемых АСВ как незаконное дробление средств,— получение клиентами банков денег в обход положенной по закону очередности. Дело в том, что после отзыва у банка лицензии его клиенты-физлица могут рассчитывать на получение от АСВ 700 тыс. руб. страхового возмещения, а средств свыше этой суммы — в качестве кредиторов первой очереди в ходе банкротства банка. Юридические лица не имеют никаких гарантий от государства и могут претендовать на возврат своих средств лишь в качестве кредиторов третьей очереди. До 4 июня единственным следствием неправомерного дробления средств на счетах юрлиц во вклады физлиц был отказ со стороны АСВ в выплате страхового возмещения. Теперь руководство компании-дробильщика получило еще и уголовный срок.

За покушение на мошенничество (ст. 30 и ст. 159 УК РФ) Центральный районный суд Тюмени приговорил госпожу Пагер к двум годам и шести месяцам лишения свободы условно, свидетельствует текст приговора суда. В российской истории страхования вкладов это первый случай привлечения руководства компании-дробильщика к уголовной ответственности.

Срок мог бы быть и больше. Соответствующая статья Уголовного кодекса предусматривает наказание до десяти лет лишения свободы, в случае если преступление было совершено организованной группой либо в особо крупном размере. Оба этих отягчающих обстоятельства в данном деле присутствовали. Всего со счета компании "Центр Статус" во вклады ее сотрудников было переведено 1,63 млн руб. (по 600 тыс., 600 тыс. и 430 тыс. руб. в каждый из трех открытых в банке депозитов). При этом реальное снятие денег со счета компании в банке и последующее их внесение наличными через кассу на депозиты, как это пытались представить по документам обвиняемая и ее соучастники, не происходило. В ситуации неплатежеспособности банк ограничился внутренними проводками "без фактической выдачи денег и внесения их в кассу", говорится в приговоре суда. Причем все эти действия были совершены за день до введения в банке запрета на привлечение средств граждан во вклады и чуть меньше чем за месяц до отзыва у него лицензии.

Была в деле и организованная группа: госпожа Пагер действовала в сговоре с сотрудником банка. Такое преступление, направленное на "незаконное причинение материального вреда АСВ, а также вкладчикам Мега банка, имеющим право на законное получение страхового возмещения", несет "повышенную общественную опасность" и является "тяжким", заключил суд. Но учитывая, что обвиняемая признала вину, раскаялась в содеянном, содействовала следствию, изобличила других соучастников преступления, в частности одного из руководителей банка, а также ряд личных обстоятельств госпожи Пагер, существенно смягчил наказание. К тому же довести начатое до конца ей не удалось: АСВ отказало госпоже Пагер и двум связанным с ней лицам в выплатах.

В Агентстве по страхованию вкладов решение суда по делу госпожи Пагер поддерживают. "Важно, что незаконность дробления средств юрлиц во вклады граждан, на чем мы всегда настаивали, квалифицирована следствием и судом как уголовное преступление, мы надеемся, что данный прецедент станет поучительным примером всем остальным существующим и будущим дробильщикам",— заявил заместитель гендиректора АСВ Андрей Мельников. В результате 5,3 тыс. операций по дроблению совокупный размер потенциальных платежей из фонда страхования вкладов с августа 2008 года неправомерно увеличился на 3,3 млрд руб.

Опрошенные "Ъ" юристы сочли приговор серьезным предупреждением дробильщикам. "Конечно, массовыми такие дела вряд ли будут: слишком сложно доказать вину и умысел клиента банка,— говорит председатель Московской коллегии адвокатов "Международное партнерство" Татьяна Проценко.— Но несмотря на то, что у нас непрецедентное право, вынесенные судебные решения по отдельным случаям все же имеют серьезное значение, и риск того, что, если в одном деле уголовному преследованию дробильщиков был дан ход, так может случиться и в другом, достаточно высок". "Аболютно справедливое решение,— считает бывший конкурсный управляющий банка-банкрота "Павелецкий" Карен Мартиросов.— Нарушение закона, в том числе мошенничество, особенно с государственными средствами, должно быть уголовно наказуемо, причем жестко, и банкирам и их клиентам это должно быть понятно".

Впрочем, не все придерживаются столь жесткой позиции. "Если обвиняемая осознанно действовала в обход положенной по закону очередности, это нарушение, но закон прямо такие действия не запрещает, поэтому смягчение наказания я считаю правильным",— рассуждает адвокат Дмитрий Аграновский. По его мнению, делать продемонстрированный в данном деле подход системным было бы неверным: "Закон прямо такие действия не запрещает, и он не должен иметь расширительное толкование". "Не зря соответствующие поправки, предложенные АСВ в закон о страховании вкладов, не проходят,— рассуждает один из клиентов банков-банкротов.— Я не считаю справедливым уголовное наказание за попытку спасти свои же кровные из банка, за которым плохо надзирал ЦБ". К тому же далеко не все, кого АСВ относит к дробильщикам, сознательно обходят закон, продолжает он: "Распоряжаться своей собственностью до отзыва у банка лицензии имеет право каждый, а если такие действия незаконны, то отвечать за них должны банкиры, без содействия которых нарушить закон клиент не сможет".

Соучастник преступления, в котором обвинили госпожу Пагер, в банке также будет наказан после соответствующего расследования показаний, которые она дала против него, считают юристы. Прецеденты привлечения банкиров к уголовной ответственности за дробление уже были. В 2010 году два года в колонии по статье "Злоупотребление полномочиями" получил руководитель орловского филиала банка "Евразия-Центр" Юрий Мушта.


Источник: Коммерсантъ