Как стимулировать переход на безналичные платежи и нужно ли форсировать этот процесс? Эта тема обсуждалась на недавних парламентских слушаниях, организованных комитетом Государственной Думы по финансовому рынку и Ассоциацией региональных банков России (АРБР).

Депутат Государственной Думы, глава АРБР Анатолий Аксаков напомнил, что недавно президент дал поручение разработать комплекс мер по увеличению безналичного денежного оборота, кроме того, этот пункт прописан в стратегии развития банковского сектора. Наличный денежный оборот в России в разы больше, чем в развитых странах. По некоторым оценкам, если мы достигнем уровня безналичного оборота, как в ведущих странах, объем ВВП может вырасти на 1,5–2%. Сокращая производство, а также расходы на транспортировку, на утилизацию наличных, мы снизим и государственные расходы. Уход от налогов – это в том числе происходит с помощью налично-денежного оборота. Средства населения и предпринимателей, предприятий, находящиеся на счетах в банках – это ресурс банков, который они могли бы направлять на кредитование экономики.

Нужно принимать стимулирующие меры, обязать торгово-сервисные предприятия, особенно автосалоны, ставить pos-терминалы. У потребителя всегда должен быть выбор, каким образом оплатить товар и услугу. Можно предусмотреть и налоговые льготы при безналичной форме оплаты. Крайне важно ввести адекватное уголовное наказание за кражу безналичных средств.

Денис Бугров, старший вице-президент Сбербанка России, выступил с довольно агрессивных позиций. Он отметил, что у нас одна из наиболее высоких долей наличности к ВВП, по этому показателю мы проигрываем Турции, Бразилии и Мексике, странам с теневой экономикой. Существует достаточно сильная корреляция между долей безналичных платежей и долей теневой экономики ВВП. Если мы за счет сокращения доли наличных платежей сможем помочь формализации большей части экономики, у этого будет огромное количество положительных следствий.

В России очень низко количество безналичных платежей на душу населения. По данным на 2009 год, в России этот показатель равен 27, а в большинстве европейских стран – за 100, а в Финляндии – 300. В России мало терминалов, и ими мало пользуются. Сбербанк с его тридцатипроцентной долей на рынке эквайринга, думая о расширении эквайринговой сети, вынужден нести длинные капитальные затраты и рисковать. Чтобы эти инвестиции оправдались, доля безналичных платежей должна вырасти в разы.

По оценке Сбербанка, среднестатистический гражданин России тратит 2% своего годового дохода на покрытие затрат, связанных с денежным наличным оборотом, а гражданин Финляндии – 0,3%. А прямые затраты, связанные с наличным денежным оборотом, в 2009 году составили 500 млрд. рублей плюс упущенные доходы бюджета, связанные с теневой экономикой.

Что делать? «Мы на самом деле должны изменить привычку населения Российской Федерации использовать наличные деньги», – заявил представитель Сбербанка. И нам придется достаточно долго и стимулирующими мерами, и повышением финансовой грамотности людей и безопасности сервиса объяснять и доказывать, убеждать население, что безналичные расчеты и удобнее, и дешевле, и безопаснее, и со всех точек зрения более привлекательны. Нужно объявить войну наличному обороту.

Нужно стимулировать и предложение, обязать торгово-сервисные предприятия с оборотом от 400 млн. рублей ставить pos-терминалы. Стране в целом надо переходить к полностью электронным платежам. «У нас есть все возможности взять то лучшее, что наработано коллегами за рубежом, посмотреть, как это применяется, и сделать большой и очень качественный проект в этой области», – сказал Бугров.

Исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Мурычев отметил, что люди стали покупать товары не на рынках, а в магазинах, но эти магазины еще не оборудованы инфраструктурой для приема пластиковых карт. Однако при всех разговорах о непродвинутости населения, Россия занимает 13 место в мире по числу пользователей мобильных приложений для смартфонов. И здесь, наверное, необходимы законодательные инициативы, связанные, прежде всего, со снятием всех ограничений для развития доступных форм карточных продуктов для молодежи, начиная уже, может быть, как минимум, с 14 лет.

Мурычев обратил внимание, что даже в Европе более 60% платежей в розничной торговле производятся наличными. Так что переход на безналичные – объективно медленный процесс. Нужно выработать единую национальную платежную стратегию, которая предусматривала бы сбалансированность как стимулирующих, так и ограничительных мер. Для этого ряд крупнейших игроков рынка при поддержке РСПП, банковских ассоциаций, всех ведущих бизнес-объединений создали «Национальный платежный совет».

Руководитель направления денежно-кредитной политики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олег Солнцев рассказал о механизмах и возможностях стимулирования развития безналичного оборота, исходя из мирового опыта и исходя из той специфики, в которой функционирует российская экономика. Политика укрепления рубля, снижения инфляции, дедолларизация и стабильность банковской системы стимулируют вытеснение наличных денег.

Проблема в том, что низкая обеспеченность торговыми терминалами предприятий торговли мешает населению пользоваться платежными картами. А раз обороты по картам низкие, у участников рынка нет стимула ставить терминалы – это замкнутый круг. Так что имеет смысл подумать о мерах, снижающих стоимость установки pos-терминалов и их обслуживания, аналогичных тем, которые применялись в Мексике и в Индии.

Как показывает мировой опыт, наиболее эффективная стратегия продвижения карт – ставка на кредитные карточные продукты. Но чтобы не упало качество кредитного портфеля банков, развитие кредитовых карт должно идти за счет вытеснения более рискованного инструмента – pos-кредитования.

Дмитрий Вишняков, член правления ассоциации «Национальный платежный совет», сказал, что сегодня уже недостаточно просто установить новый терминал в торговой сети или новый банкомат. Нужно думать на опережение тенденций, использовать мобильные, бесконтактные и интернет-платежи. Финансовая грамотность также играет роль. Но многие учреждения под видом финансовой грамотности продвигают свои конкретные продукты и забывают о том истинном назначении программы повышения финансовой грамотности – научить потребителей принимать взвешенное решение по разным финансовым инструментам.

Андрей Емелин, исполнительный вице-президент АРБ и президент некоммерческого партнерства «Национальная платежная система», сказал, что приоритетом должно стать экономическое стимулирование. При введении любой административной меры невозможно учесть все особенности территориальных, суммовых, субъектных прав, всегда где-нибудь что-нибудь будет забыто, в итоге появятся проблемы правоприменения, судебные споры и возникнут очевидные проблемы у того самого потребителя.

Имеет смысл озаботиться проблематикой безопасности. Совместная рабочая группа разрабатывает рекомендации для кредитных организаций в этой сфере. Необходимо решить вопрос с определением мест совершения киберпреступлений. Расследования краж ведутся по множеству мест, где снимаются деньги, притом что, очевидно, списание происходит с одного счета и гораздо логичнее, правильнее и точно быстрее проводить расследование там, откуда деньги уходили. Также есть противоречия в нормативах по безналичным платежам, по борьбе с отмыванием и с законом о персональных данных.

Николай Пятиизбянцев, начальник сектора платежных систем Газпромбанка, начал доклад с громких цифр: потери в 2011 году в области платежных банковских карт возросли на 72% и превысили сумму в 2 млрд. рублей. По данным МВД, процент латентности преступлений составляет 95–99%. Присутствующие не поверили своим ушам – удивительно получать такую информацию из уст представителя банка. Но потом слушатели посмотрели в материалы, розданные участникам мероприятия, и убедились, что слух их не обманул.

Далее Пятиизбянцев рассказал о том, что в УК, по сути, нет статей, позволяющих привлечь карточных мошенников к ответственности. Есть огромное количество законодательных пробелов, например, закон «Об организации предоставления государственных услуг» у нас прямо запрещает использовать электронную карту неуполномоченным лицом, но ответственности за это не предусмотрено. Эти пробелы нужно срочно устранять.

Сергей Барсуков, директор департамента финансовой политики Минфина, рассказал, что в недрах министерства обсуждались разные способы стимулирования роста безналичных платежей. Вывод таков: любые меры, связанные с ограничением суммы по наличному денежному обращению, будут не самыми оптимальными с точки зрения развития этой индустрии. Также Барсуков уточнил, что при участии физлица в карточных бонусных и программах лояльности налогообложение не осуществляется, и все опасения банков в этой части безосновательны, о чем Минфин даст соответствующие разъяснения. Чиновник сказал, что участники обсуждения говорят на одном языке и имеют общее понимание тех мер, которые будут стимулировать рост безналичных платежей.

Александр Хандруев, первый вице-президент Ассоциации «Россия», как всегда, выступил очень ярко. Он отметил, что его настораживает обвинительный уклон, направленный против использования наличных денег. Идет град цифр: все зло в наличных деньгах, Россия безнадежно отстала. Однако и в Японии безналичные платежи занимают лишь 18%. В различных странах складываются национальные платежно-расчетные стереотипы, которые меняются под воздействием технических, организационных, экономических, правовых факторов и условий и динамики этих изменений. Все это требует очень вдумчивого анализа и отношения. Хандруева очень напугало, что Сбербанк в лице Дениса Бугрова заявил о том, что он объявляет священную войну с наличностью. И на заявление Бугрова, что безналичные расчеты и дешевле, и прозрачнее, и безопаснее, Хандруев ответил, что безналичные расчеты не дешевле, не прозрачнее и не безопаснее (и сорвал аплодисменты). Предпочтение использованию безналичных средств расчетов во многом определяется и уровнем доходов, и структурой потребления, а самое главное – развитостью инфраструктуры платежно-расчетных отношений. Не стоит навязывать населению то, что ему экономически невыгодно.

Первый заместитель председателя Банка России Владислав Конторович, подводя итоги, напомнил, что с 1 июля вступает в действие положение, связанное с надзором и наблюдением в платежной системе. «Это вопрос совершенно нетривиальный, мы потратили довольно много времени в Банке России, разделяя полномочия между различными подразделениями. Буквально на днях этот процесс закончился, и мы в ближайшее время все организационные вопросы решим», – сказал первый заместитель председателя Банка России. Кроме того, до 1 июля ЦБ предстоит окончательно согласовать и выпустить порядка 40 нормативных документов. Часть из них – внутренние, часть из них нацелены на регулирование платежных систем. ЦБ направит их во все заинтересованные ассоциации.

Депутат Валерий Зубов подвел итог мероприятия. В начале дискуссии выступающие использовали агрессивную лексику – «война», «подавление», «обязательность», «навязывание». Но по ходу дискуссии стали появляться другие слова – «экономическое стимулирование». Важно помнить, что деньги – это доверие. Кроме того, нужно обеспечивать защиту прав потребителей электронных услуг, и это должно стать одним из важных факторов развития платежных систем с помощью безналичных платежей и, в том числе платежных карт.