Из без малого 400 млрд руб. помощи 295 млрд даст АСВ, а еще 100 млрд руб. — ВТБ. Для обоснования вопроса о том, почему Банку Москвы через АСВ будет оказана помощь, Банк России неожиданно прибегнул к уже забытому после кризиса закону «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года». АСВ предоставит Банку Москвы обеспеченный залогом кредит в размере 295 млрд руб. по ставке 0,51% годовых на десять лет — эти средства агентство получит от ЦБ на пять лет по ставке 0,5%.

Но сразу в Банк Москвы деньги из АСВ не попадут. По условиям санации ВТБ сначала должен увеличить свою долю в бывшем опорном банке московского правительства с 46,48 до 75%. Скорее всего на эти цели и пойдут 100 млрд руб., которые банк направит на пополнение капитала Банка Москвы. Однако довести пакет свой пакет в Банке Москвы до трех четвертей банку ВТБ будет непросто. Даже если госбанк выкупит пакет миноритария Виталия Юсуфова (19,91%), то этого ему не хватит для того, чтобы санационные деньги пошли в Банк Москвы.

К тому же, как заявили вчера в АСВ, финансовое оздоровление начнется только после того, как агентство проведет собственную проверку Банка Москвы, которая должна закончиться до 1 ноября. В Банке Москвы пояснили, что обеспечением по кредитам, выданным АСВ, будет имущество кредитной организации, список которого также будет сформирован в течение трех месяцев.

Сумма поддержки — почти 400 млрд руб. — беспрецедентна в современной российской банковской истории. На 400 млрд руб., сумму, чуть меньшую капитала самого ВТБ (487 млрд руб.), можно было бы создать абсолютно новый банк без скелетов в шкафу и пригласить руководителя с незапятнанной репутацией, например экс-президента Сбербанка Андрея Казьмина. Но министру финансов Алексею Кудрину сумма 400 млрд руб. кажется небольшой. По его словам, без вхождения ВТБ в капитал Банка Москвы санация обошлась бы 450 млрд руб. «Другой механизм санации — не через ВТБ — был бы более дорогим. Если бы ВТБ не вошел в этот банк, то потребовалось бы 160 млрд руб. вкладчикам плюс 3 млрд долл. внешним кредиторам и около 200 млрд руб. — средства бюджетов различных уровней», — передает слова Алексея Кудрина РИА Новости.

Если с большинством вкладчиков (за них должно заплатить АСВ) и потерями бюджета все понятно, то вопрос о том, почему российские налогоплательщики — а именно они так или иначе раскошелятся за санацию Банка Москвы — должны еще и платить по его долгам иностранным кредиторам, остается открытым. Держатели евробондов Межпромбанка на 200 млн долл. и 200 млн евро так практически ничего и не получили, и на российском инвестклимате и международных рейтингах это никак не отразилось. Так что если бы не амбиции высокоэффективных менеджеров из ВТБ, то забанкротить Банк Москвы скорее всего было бы дешевле: без учета внешних заимствований потери бы составили не 395 млрд руб. согласно нынешнему плану санации, а 370 млрд руб.

Объема же проблемных кредитов, находящихся в Банке Москвы, оценить никто, похоже, не может. ЦБ, вместо того чтобы в минувшую пятницу объявить результаты проверки Банка Москвы, продлил ее до 5 июля. Первый замглавы АСВ Валерий Мирошников немного прояснил ситуацию: кредиты банка аффилированным офшорным компаниям, предоставленные без обеспечения, оцениваются в 60 млрд руб., российским компаниям, не осуществляющим реальную хозяйственную деятельность, — в 80 млрд руб. Также в АСВ еще до проведения тотальной проверки Банка Москвы неожиданно узнали, что объем выданных им кредитов аффилированным лицам оценивается в 360 млрд руб.

В самом Банке Москвы после принятия основополагающего решения о его поддержке радостно рапортуют: «Уверены, что участие основного акционера и государства в оздоровлении Банка Москвы поможет избежать неустойчивости его финансового положения».

Финансисты и простые граждане, невольные свидетели спасения Банка Москвы, смотрят на ситуацию еще проще. Если раздать 295 млрд руб. в виде ипотечных кредитов, пусть даже по ставке рефинансирования, то проку было бы больше — эта идея самая популярная при обсуждении истории вокруг банка в Интернете. И качество залоговых активов в этом случае будет выше, и эффект для экономики понятнее.

 

Источник: РБК Daily