На прошлой неделе арбитражный суд Московской области принял к производству заявление МГТУ ЦБ о признании банкротом Соцгорбанка. Как пояснил директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаил Сухов (см. интервью), основанием для подачи заявления о банкротстве Соцгорбанка стало выявление у него серьезной недостачи активов банка для исполнения его обязательств. "Объем выведенных из банка активов на дату отзыва составил 2,6 млрд руб., в результате капитал банка стал отрицательным и составил минус 1,1 млрд руб.",— сообщил господин Сухов. Это первая официальная оценка масштаба бедствия в Соцгорбанке. Поводом для проверки ЦБ, по результатам которой Соцгорбанк лишился лицензии, стало обнаружение денежного потока, поступавшего в Соцгорбанк из уже лишенных на тот момент лицензий банков так называемой группы Матвея Урина, рассказал Михаил Сухов.

Соцгорбанк, который участники рынка неофициально аффилировали с предпринимателем Матвеем Уриным (пять банков которого — Славянский банк, Традо-банк, Донбанк, Уралфинпромбанк и банк "Монетный дом" — уже обанкротились), лишился лицензии с 18 апреля за существенно недостоверную отчетность. Проблемы в банке получили огласку в январе, когда ЦБ ограничил ему прием вкладов.

Результат операций, выявленных в ходе проверки ЦБ,— дыра в балансе банка. При этом далее выяснять обстоятельства происшедшего с Соцгорбанкам и степень его связи с Матвеем Уриным предстоит уже, скорее всего, правоохранительным органам. В конце прошлой недели Банк России направил в Генпрокуратуру информацию о состоянии банка с просьбой дать ей оценку с позиций Уголовного кодекса. Аналогичные действия были предприняты Банком России и в отношении ряда других подконтрольных предпринимателю банков. Обращения в правоохранительные органы сопровождали и затянувшийся на несколько месяцев отзыв лицензии у крупнейшего на текущий момент из банков-банкротов — Межпромбанка.

Попытки привлекать банкиров к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство банков в особо крупных размерах (например, Межпромбанк задолжал самому ЦБ более 30 млрд руб., а банки Матвея Урина стоили Агентству по страхованию вкладов рекордных выплат в более чем 10 млрд руб.) становятся все более распространенными, констатируют участники рынка. "Идти на это регулятора заставляют большие масштабы бедствия, обнаружившиеся в банках, значительное число затронутых интересов",— считает партнер компании "Яковлев и партнеры" Игорь Дубов. Впрочем, отмечает он, само по себе письмо ЦБ в правоохранительные органы не гарантирует правовых последствий по факту такого обращения, особенно в обозримой перспективе.

В том, что эти последствия для господина Урина наступят, участники рынка не сомневаются, мотивируя это особенными обстоятельствами, при которых вскрылась ситуация в банках группы. Однако от аналогичных утверждений в отношении владельца Межпромбанка экс-сенатора от Тувы Сергея Пугачева они воздерживаются. Именно поэтому, даже в случае возбуждения уголовного дела и вынесения обвинительного приговора в случае с банками Урина, большого воспитательного эффекта это не возымеет, указывают эксперты. "Неотвратимость наказания за экономические преступления, как мы это наблюдаем в случае с банками господина Урина, могла бы нести дисциплинирующий эффект, если бы не была очень наглядной демонстрацией крайней избирательности правоприменения в России,— говорит директор департамента банковского аудита ФБК Алексей Терехов.— Статьи УК РФ, предусматривающие уголовную ответственность за доведение банка до банкротства, существовали задолго до этого случая, однако не было заметно, чтобы они хорошо работали".

Источник: Коммерсантъ