ФБР в среду арестовало двух россиян по обвинению в инсайдерской торговле. Один из арестованных — руководитель подразделения инвестиционного банкинга швейцарского UBS AG Игорь Потероба — был обвинен в передаче инсайдерской информации двум своим друзьям и получении около $1 млн в результате подобных операций, сообщает Bloomberg. Все трое сообщников являются гражданами России. «UBS в курсе этой ситуации. Мы сотрудничаем с властями США», — заявили «Газете.Ru» в головном офисе банка в Швейцарии.

В четверг Потероба предстанет перед судом в Нью-Йорке. Первичное слушание по делу другого обвиняемого, Алексея Коваля, прошло в Чикаго в среду. Третий подозреваемый, Александр Воробьев, вероятно, скрывается от американских властей в России. По данным SEC, Потеробе и Ковалю по 36 лет, Воробьеву 34 года. Все трое учились вместе в университете Нью-Хейвена (штат Коннектикут). Кроме того, комиссия отмечает, что какое-то время троица даже жила вместе.

Прокуратура Нью-Йорка предъявила задержанным уголовные обвинения, по которым им грозит до 65 лет тюремного заключения.

Американцы считают, что Потероба, работая в UBS, передал Ковалю информацию об 11 сделках M&A в фармсекторе, по которым банк выступал консультантом. Коваль же, в свою очередь, передавал информацию Воробьеву, который проводил операции с ценными бумагами перед объявлением как минимум о четырех сделках. Прокуратура располагает сведениями о шести сделках, на которых Коваль и Потероба заработали $870 000. Все преступления совершались в 2005—2009 гг .Кроме того, Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) предъявила им обвинения в административных правонарушениях.

Предприимчивые россияне общались друг с другом с помощью зашифрованных сообщений.

Для передачи информации о сделках Ковалю Потероба называл деньги и ценные бумаги «бонусными милями» и «картошкой».

В июле 2005 года Потероба сообщил ценную информацию о предстоящем приобретении компании Guilford Pharmaceuticals Inc. концерном MGI Pharma. Он отправил Ковалю письмо, в котором говорилось якобы о предстоящей поездке в Бостон. На самом деле Потероба сообщал, что хотел бы, чтобы Коваль пустил полученные им ранее деньги на покупку акций Guilford Pharmaceuticals Inc. «Сообщи мне, сколько у тебя набралось бонусных миль и сколько ты планируешь набрать в пятницу. Завтра буду в Бостоне», — пишет Потероба. «Как я уже говорил, я только что записался на эту программу. Я получил пять тысяч бонусных миль, но думаю, что если буду часто летать, то выйдет дополнительно от трех до пяти тысяч», — отвечает на письмо Коваль. Акции Guilford Pharmaceuticals Inc., которые они приобрели на сумму $5 тысяч, после объявления о сделке подскочили на 41%. Через день сообщники продали резко взлетевшие акции.

В другом письме Ковалю Потероба писал: «Дай знать, если ты закончил с недавними договоренностями об урожае и сколько килограмм смогут получить мои родители. Они сейчас в Турции, но им может потребоваться часть, когда они вернутся». В ответ Коваль написал: «Я насчитал 6,8 килограмм на квадратный ярд. <...> Конечно, часть картошки нужно оставить на следующий год». В SEC считают, что речь идет о списании средств с брокерского счета. «Они думали, что использование кодовых слов — хорошая идея. Но за этими словами скрывалось не что иное, как «мы нарушаем закон», — цитирует Financial Times представителя SEC Роберта Худзами. К игре на инсайде мошенник привлекли своих вторых половин — часть биржевых операций совершались через жен Воробьева и Коваля.

Если бы приятели решили таким же образом заработать деньги в России, их бы вряд ли привлекли к суду.

«У нас в стране были пока только единичные случаи отзыва лицензии юридических лиц — брокерских компаний из-за использования инсайдерской информации. Случаев привлечения к уголовной ответственности физлиц не было», — говорит старший юрист практики по разрешению судебных споров юридической фирмы «Вегас-Лекс» Виктор Юзефович. Незаконное манипулирование ценами на рынке ценных бумаг, если преступник извлек доход в крупном размере, в теории грозит ему сроком от 2 до 6 лет лишения свободы, отмечает управляющий партнер «Добронравов и партнеры» Юрий Добронравов.

Однако в России подобные правонарушения труднодоказуемы. ФСФР в отличие от SEC не слишком пристально следит за подобными махинациями, у нас нет практики привлечения к ответственности за инсайдерские «сливы», да и отношение правоохранительных органов из-за отсутствия опыта может оказаться для нарушителей непредсказуемым. И, хотя в России скоро начнет действовать закон об инсайде, который будет устанавливать более жесткую ответственность за использование инсайдерской информации, на практике, похоже, это мало что изменит, считают эксперты.

Источник: Газета.Ru