Действительно, налог на финансовые операции нашел широкое применение в Латинской Америке. Причем, как ни странно, зародился он в центре мирового капитализма - в Соединенных Штатах. Когда в 1898 г. правительство США вводило налог на банковские чеки в размере двух центов за каждую операцию, чтобы финансировать испанско-американскую войну, никто не мог предположить, что столетие спустя латиноамериканские страны сами будут использовать подобные налоги для решения бюджетных проблем. С 1976 г. налоги на финансовые операции неоднократно вводились в государствах Южной Америки. В 2008 г. они действовали в Аргентине, Бразилии, Боливии, Колумбии, Доминиканской Республике, Перу и Венесуэле.

            Финансовый сектор имеет четыре типа налогооблагаемой базы: доходы, расходы, активы и суммы операций. Налоги на финансовые операции могут принимать самые разнообразные формы. Наиболее распространенными из них являются налогообложение сумм, снятых с банковских счетов; обналичивания чеков; использования банкоматов; а также взносов в погашение кредита. Кроме того, в Аргентине, Колумбии и Эквадоре налогообложению подвергались любые операции, связанные с банковским кредитом.

Как правило, решения о введении налога принимались в период бюджетного кризиса, чтобы быстро наполнить доходами государственную казну. В периоды нестабильности налог на финансовые операции по оценкам Центра экономических исследований МФПА привлекателен для правительства по нескольким причинам:

·        издержки сбора налога и администрирования минимальны, поскольку банки просто перечисляют часть облагаемой налогом суммы на счет правительства;

·        налог собирается в режиме реального времени, благодаря чему правительство получает непрерывный поток доходов;

·        налог на финансовые операции часто не имеет организованной оппозиции в обществе, поскольку он рассматриваются как «налог на богатых»;

·        как показывает латиноамериканский опыт, в течение короткого периода времени налог приносит существенные поступления в бюджет (из-за опасений вкладчиков, что их сбережения будут подвержены репрессивному налогообложению, происходит массовое изъятие денег с банковских счетов).

Если правительство обладает альтернативными способами финансирования государственных расходов, к налогу на финансовые операции следует прибегать только в крайнем случае. Дело в том, что налоги на финансовые операции приводят к разрушению банковского сектора и способствуют распространению теневых схем уклонения от налога. В течение первых месяцев после введения налога никаких изменений в поведении налогоплательщиков не происходит. Однако в последующем реальные бюджетные правительства начинают сокращаться из-за уклонения от налогообложения. Чтобы компенсировать потери реальных доходов власти вынуждены поднимать налоговую ставку, что приводит к еще большему сокращению налоговых поступлений. В частности, исследования по странам Латинской Америки показали, что увеличение налоговой ставки на 0,1% приводит к сокращению реальных бюджетных доходов на 0,18%-0,30%.

Центр экономических исследований МФПА приходит к выводу, что налоги на финансовые операции могут быть применимы только в краткосрочном периоде времени для сиюминутного решения бюджетных проблем. В среднесрочном периоде они вносят искажения в деятельность финансовых рынков и финансовых посредников. В конечном счете, налоги на финансовые операции не могут быть надежным источником бюджетных доходов.

Источник: Центр экономических исследований МФПА