Все это заставляет вспомнить термин "семибанкирщина" - инкубатор олигархов образца середины 1990-х годов. За бюджетные деньги, оказавшиеся тогда в коммерческих банках, велись настоящие банковские войны. С созданием Федерального казначейства схема рухнула. Как выяснилось, не навсегда.

Свободные средства на депозитах в коммерческих банках первой разместила госкорпорация " Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)". Председатель правления ВЭБа Владимир Дмитриев признался, что 120 млрд рублей, пока не востребованных клиентами корпорации развития, уже поступили на счета 10 банков. Среди них - Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк, Газпромбанк, банк "Возрождение".

Но 120 млрд рублей не спасли российскую банковскую систему от проблем с ликвидностью. Из России в январе - феврале утекло гораздо больше, около $20 млрд. При этом в апреле пройдет пик нехватки средств: ожидаются массовые платежи в бюджет по НДС, что снизит ликвидность еще приблизительно на 250 млрд рублей.

Ликвидация кризиса ликвидности

Алексей Кудрин вчера заявил, что в банковскую систему попадут деньги "Роснанотеха", корпорации по развитию ЖКХ, а также свободные бюджетные средства на счетах казначейства. По его словам, речь идет о ресурсах в объеме примерно 340 млрд рублей, которые будут размещены на длительный срок. С учетом средств казначейства объем предоставляемой государством ликвидности может достигнуть 600 млрд рублей. Кудрин пояснил, что это будут долгосрочные пассивы банков или финансового сектора, которые будут размещены на депозитах в банках, а также в ценные бумаги корпоративного сектора, то есть поступят на счета ведущих финансовых структур.

В банковском секторе начинание правительства восприняли с восторгом. "Это разумный шаг, направленный на повышение ликвидности российской банковской системы", - считает зампред правления Абсолют Банка Анатолий Максаков. Однако он напоминает: "Важно учитывать, что выиграют от этой меры в первую очередь наименее нуждающиеся - более крупные организации, поскольку менее устойчивые компании получат возможность осуществить эти операции по трансферным, а, значит, повышенным ставкам".

Получается, что на бюджетных средствах заработают крупнейшие банки, а это в первую очередь финансовые организации с государственным участием. Эти опасения разделяет и советник президента Связь-банка Ольга Прокофьева: "Ликвидности не хватает всей банковской системе. Есть вероятность, что эти средства попадут к тем банкам, которые и так избалованы государственной опекой. В итоге, когда деньги попадут на рынок, они могут оказаться достаточно дорогими".

Кто в выигрыше

Как ожидается, постановление правительства, разрешающее размещать бюджетные деньги в коммерческих банках, будет подписано премьер-министром Виктором Зубковым на этой неделе. После чего Минфин может в течение двух дней объявить аукцион на размещение денег в коммерческих банках. Методика отбора финансовых структур, которые будут допущены к бюджетному пирогу, определяется в правительстве, однако ясно, что предпочтение будет отдаваться коммерческим банкам с государственным участием. Фактически появление методики отбора банков, получающих на депозит бюджетные средства, - возврат к практике середины 1990-х годов. Тогда тоже были разработаны критерии доступа коммерческих банков к бюджетным средствам. Конкурс успешно прошли олигархические банки, в чем никто и не сомневался. Эта была эпоха, названная семибанкирщиной.

Капитал государственных корпораций, которые разместят деньги на счетах российских банков, формировался за счет средств Стабилизационного фонда (еще до его раздела на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния). В Стабфонд собирались нефтедоллары, при этом он выполнял в первую очередь стерилизующую функцию - избавлял экономику от проинфляционных денег. С размещением свободных средств госкорпораций и бюджетных денег на банковских депозитах монетарное давление на экономику возрастет - фактически это проинфляционный вброс 600 млрд в финансовую систему, неспособную переварить значительные средства.

Стоят ли российские банки того, чтобы ради них подгонять инфляцию?

Владимир Мау / ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ:

- На мой взгляд, крах российских банков обошелся бы нам дороже некоторого добавления к инфляции. Мало того, я не думаю, что направление средств ряда госкорпораций на поддержку банковской системы серьезно ее подстегнет, ведь на то у нас есть другие, более мощные факторы. В частности, наращивание бюджетных расходов, а также высокие цены на нефть.

Олег Вьюгин / председатель совета директоров МДМ-банка:

- Насколько я понимаю, речь идет о размещении средств на короткий срок. А потому это все-таки скорее мера поддержки ликвидности, чем фондирование. Мы бы точно получили инфляционный эффект, если бы с помощью средств госкорпораций банки фондировались на долгий срок. То есть если бы действительно предоставлялся ресурс для реального кредитования. Но если мы говорим о краткосрочных средствах, то нормальный банк едва ли будет использовать их для выдачи кредитов заемщикам, скажем, на год или еще больше. Как уже говорилось, они будут направлены на поддержку ликвидности на тот недолгий срок, когда мировая экономика переживает спад. При этом, как я понимаю, размещение средств госкорпораций распространяется не на все банки, а на тот их круг, который обладает достаточно высоким рейтингом и достаточным размером капитала, чтобы рассчитывать, что деньги будут возвращены. Так что я не против подобных мер, потому что считаю их неплохой защитой от неприятных неожиданностей.

Юрий Данилов / завкафедрой финансов Международного университета в Москве:

- Сейчас ситуация такова, что мы либо ставим под угрозу национальную банковскую систему, либо разгоняем инфляцию. Поэтому некоторого возможного увеличения инфляции национальная банковская система, наверное, стоит. Ведь если мы ее не будем иметь, мы не будем иметь и многого другого, в том числе национального финансового рынка. Кроме того, если мы заместим все наши банки иностранными, то добьемся еще больших проблем с кредитами для мелких и средних предприятий.

Александр Потавин / замдиректора аналитического управления ИГ «АнтантаПиоглобал»:

- Давайте порассуждаем. Во-первых, о чьих деньгах идет речь? Речь идет о деньгах госкорпораций, которые направляются в банковскую систему, то есть в крупнейшие российские банки (скажем, в Сбербанк, ВТБ и так далее). Во-вторых, зачем все это делается? Это делается для того, чтобы поддержать ликвидность. То есть речь идет не о трате средств, а о том, что в настоящее время на западных финансовых рынках наблюдается кризис ликвидности, в результате чего они не могут пополнять оборотные средства российских банков. Соответственно, у российских банков снижаются объемы кредитования, снижаются денежные потоки. Что в итоге скажется на ликвидности всей банковской системы, потому что банки первого круга, как правило, кредитуют банки второго и прочих кругов. Поэтому если деньги госкорпораций просто найдут свое место на счетах в крупных российских банках, это только увеличит ликвидность и никаким образом не должно будет сказаться на инфляции. Эти вопросы попросту стоят на разных полюсах. На инфляции сказывается, например, рост пенсий и зарплат бюджетников. Особенно если это происходит в больших масштабах, чем запланировано в бюджете. Размещение же средств госкорпораций - лишь временная мера: сколько денег они разместят, столько в итоге к ним и вернется, когда пройдет кризис.

Источник: Газета.GZT.ru