Рост просроченной задолженности по кредитам, обеспеченным недвижимостью, эксперты связывают с увеличением объемов ипотечного кредитования. Логика проста: растут объемы – растут просрочки. При этом о доле мошенничества в общем объеме невозратов сложно говорить. По словам Сергея Рахманина, президента Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса, в данном виде кредитования «нет особого смысла хитрить, поскольку есть серьезное обеспечение – квартира находится в залоге у банка». 

«В ипотечном кредитовании риски мошенничества существенно ниже по двум причинам: банки более тщательно проверяют будущих заёмщиков перед выдачей кредита, и сам кредит всегда обеспечен залогом недвижимости», - подчеркивает Алексей Успенский , заместитель председателя правления Русского ипотечного банка. «В отличие от «экспресс-кредита», по ипотечному кредиту банками проводится серьезная процедура андеррайтинга, проверки, заемщика, плюс ко всему обеспечением по кредиту является недвижимость и у заемщика имеется большая мотивация осуществлять платежи по кредиту», - объясняет Дмитрий Шапочкин, начальник управления продаж Городского ипотечного банка Дмитрий Шапочкин.

Однако и здесь случаи мошенничества вполне вероятны, и связаны они с надеждой отсудить у банка заложенную квартиру, воспользовавшись несовершенством законодательной системы. «В настоящее время законодательство о залоге настолько устарело, что перестало отвечать требованиям времени», – считает Наталия Чельцова, генеральный директор долгового агентства «Финансовый корпус». По мнению эксперта, «Россия в этом плане отстала даже от бывших союзных республик». Несмотря на угрозу выселения из квартиры за неуплату, в России это пока настолько редкое явление, что выглядит исключением и кажется мифическим большинству россиян.

Ипотека – недешевое мероприятие, и придется отдать значительные средства (не 1 тысячу долларов), чтобы купить квартиру в кредит даже без первоначального взноса. По этой причине специалисты банков надеются, что мошенники не захотят «тратиться» на столь рискованное мероприятие. Однако если квартиру удастся «выиграть», затраты не только окупятся, но и перекроют все расходы.

«Риск недобросовестного поведения клиента присутствует в любом кредитном продукте», – отвечает на вопрос корреспондента «РБК.Кредит» Алексей Успенский. – Для ипотеки можно выделить риск сговора клиента и оценочной или страховой компании, которая может завысить сумму оценки передаваемой в залог недвижимости».

Банки готовы выдавать нецелевые кредиты под залог имеющейся недвижимости в сумме, приближающейся к оценочной (рыночной) стоимости этой недвижимости. Если суммы завышены оценщиком, у недобросовестных клиентов растет соблазн не возвращать кредит – им будет проще поручить банку заняться реализацией ненужной им недвижимости. 

Даже при наступлении страхового случая, связанного со здоровьем заемщика, банк не всегда может рассчитывать на получение страхового возмещения. Например, если заемщик, заполняя анкету страховщика, «забыл» указать имеющиеся него заболевания, а страховщик не проводил медосмотра, то страховая компания может отказать в выплате возмещения. Поэтому банки настаивают на том, чтобы заемщики обращались только в аккредитованные при банке страховые и оценочные компании.

Нередко мошенники входят в сговор с представителями кредитной организации, влияющими на решение о выдаче ссуды. Сотрудники правоохранительных органов отмечают, что сговор с кредитным менеджером – один из самых легких способов осуществления задуманного для злоумышленников. Служащие банка, так же как и брокеры знают, как нужно отвечать на вопросы анкеты, чтобы сделка состоялась. Недобросовестные посредники, не дорожащие своим имиджем, этим активно пользуются.

«Если клиент на этапе анкетирования обманул банк, скоринговая система тут бессильна», – полагает Елена Докучаева, генеральный директор «Секвойя Кредит Консолидейшн» – агентства по сбору просроченной задолженности. Этим активно пользуются мошенники, придумывая различные схемы обмана кредитных организаций. Они изучают все нюансы работы скоринга – знают, как «правильно» отвечать в анкете, поэтому легко могут обмануть банк.

«Учитывая большие суммы ипотечных кредитов и низкую доходность этого вида кредитования, банки должны максимально обезопасить себя от ошибок при кредитовании, когда даже один невозвращенный кредит может существенно снизить финансовый результат от всего кредитного портфеля», – отмечает Алексей Успенский.

«Почерк» аферистов в общем числе просрочек по краткосрочным (до 1 года) ссудам можно увидеть сразу: по погашению таких кредитов не бывает сделано ни одного платежа. «Ипотечных» мошенников определить сложнее. «Пути, по которым идут мошенники – самые изощренные», – подчеркивает Сергей Рахманин. – Определить «руку» мошенников по наличию-отсутствию платежей здесь не удастся». Намереваясь впоследствии отсудить квартиру у банка, заемщик-злоумышленник может надеть на себя маску «порядочного человека», случайно попавшего в затруднительную финансовую ситуацию и некоторое время даже вносить платежи по кредиту.

«С «умышленным» дефолтом кредитным организациям придется столкнуться в недалеком будущем, когда в ипотечное кредитование вовлекутся более широкие слои населения и требования к заемщикам станут еще более лояльными», – считает Алексей Теребков, исполнительный директор компании «Любимый город». – Но, безусловно, количество случаев попыток мошенничества на рынке ипотечного кредитования будет несоизмеримо мало по сравнению с потребительским кредитованием».

Источник: РБК.Кредит