«Договором банка с клиентами это не предусмотрено, – сказал он. – Все ячейки сдавались по договору аренды, мы даже не знаем, что в них хранилось. Люди просто платили за них сто рублей в месяц и хранили там, что хотели». Поэтому, по словам Хорошилова, банк не в состоянии определить сумму ущерба – это должно установить следствие. «Эта сумма до сих пор не установлена», – подчеркнул он и заметил, что появившиеся в СМИ данные, будто общий ущерб от похищенного оценивается в 15 млн. руб., 10 тыс. долл. и 10 тыс. евро, тоже не соответствуют действительности, как, впрочем, и называвшееся ранее число ячеек – 37. «Это взято, что называется, с потолка, их там около 80, а сколько было вскрыто, сказать трудно, так как некоторые ячейки были пустыми», – отметил Алексей Хорошилов.

Судя по тому, что краевая прокуратура, ведущая расследование, фактически закрыла всю информацию, имеющую даже косвенное отношение к преступлению, следствию пока похвастать нечем. Представитель прокуратуры отказалась даже назвать фамилию убитого при ограблении охранника, которого вчера похоронили в Барнауле. Но в пресс-службе УВД края подтвердили, что это 24-летний Евгений Разуваев, сотрудник ФГУП «Охрана». «Хотя ФГУП и входит в структуру УВД, службу по охране там несут неаттестованные сотрудники, то есть милиционерами их назвать нельзя», – уточнил не назвавший себя собеседник. А по данным банка, убитому охраннику исполнилось 22 года, он недавно демобилизовался из армии, семьей обзавестись не успел, в охране всего три месяца. Вне всяких сомнений, его фамилия значится в числе подозреваемых в причастности к преступлению. Как заявил вчера РИА Новости некий источник в Зернобанке, Железнодорожный филиал банка в субботу (преступление совершено в ночь на воскресенье) не работал, и попасть в помещение в этот день или ночью «можно было только с помощью или с каким-либо другим участием находящихся внутри».

Вопрос, кто возместит ущерб клиентам банка, остается открытым. На него не смогли ответить ни в самом банке, ни в краевой прокуратуре, ни в УВД. В Департаменте внешних и общественных связей Банка России тоже не стали комментировать ситуацию, посоветовав прислать официальный запрос, ответа на который «НГ» вчера не дождалась.

Теорию вопроса нам разъяснила доктор юридических наук, профессор Института государства и права РАН Инга Михайловская. «Все клиенты, чьи ячейки были вскрыты, в ходе предварительного следствия будут признаны пострадавшими, в этом можно не сомневаться, – сказала она корреспонденту «НГ». – А вот что будет дальше, предсказать трудно. Во-первых, для того чтобы возместить ущерб, нужно установить надлежащего ответчика. Им может стать банк, обвиняемый или обвиняемые (если преступники будут задержаны) либо предприятие, осуществляющее охрану. Далее уголовный суд, который будет судить обвиняемых, скорее всего выделит вопрос о возмещении ущерба и передаст в гражданское судопроизводство. Самой сложной для пострадавших вкладчиков будет проблема предоставления доказательств, что в ячейке лежала именно указанная в заявлении сумма, а не на два или три порядка меньше. Тем, у кого, к примеру, пропали фамильные ценности в виде ювелирных изделий, драгоценных металлов и камней, придется еще сложнее, особенно в случае, если они не обнаружатся в ходе обысков. Ведь произвести их оценку заочно практически невозможно».

«Короче, головная боль клиентам банка обеспечена надолго, – считает профессор Михайловская. – И без адвокатов, в том числе специализирующихся по банковскому праву, не обойтись». Что касается конечного результата, то он может быть, по ее словам, разным – кому-то удастся возместить весь ущерб, кому-то лишь малую долю. А будущие арендаторы банковских сейфовых ячеек на барнаульском примере должны усвоить одну истину: конфиденциальность вложений – не всегда гарантия безопасности.

Источник: Независимая газета