Парламентарии исправили ошибку, а заодно получили возможность еще раз более внимательно посмотреть на функции и полномочия обновляющегося Внешэкономбанка (ВЭБ).

Небанковский бизнес

Внимательно прочитав законопроект, депутаты нашли в нем лазейку, которая позволяет создаваемой структуре выпускать долгосрочные облигации. Учитывая массу ограничений, накладывающихся на ВЭБ в обмен на неподнадзорность Центробанку, это действительно прорыв.

По оценке некоторых экспертов, ВЭБ, выпустив долгосрочные облигации, станет одним из крупнейших игроков рынка. И даже сможет стать инструментом реализации госполитики в сфере долгосрочных заимствований.

Естественно, рынок воспримет появление долгосрочных облигаций крупнейшей госструктуры с воодушевлением. Именно этого инструмента сейчас остро не хватает игрокам для инвестирования средств. Долгосрочные ценные бумаги, гарантированные государством, ликвидны, а учитывая особый статус ВЭБа, они еще и надежны.

При этом федеральное правительство в настоящее время больше ориентируется на выпуск ГКО и ОФЗ (среднесрочных облигаций). Долгосрочные облигации вывело на рынок лишь московское правительство, и эти ценные бумаги пользовались бешеным спросом на бирже. Оценили их высоко, но для всех игроков рынка ценных бумаг столичной мэрии не хватило, поэтому проблему отсутствия долгосрочных инструментов облигации Москвы не решили.

Для того чтобы выпуск облигаций и поддержка фондового рынка за счет банка развития были юридически оформлены, госкорпорации (юридически это не банк, а госкорпорация), придуманной Германом Грефом, разрешили заниматься не только прямой поддержкой экспортеров, но и "предпринимательской деятельностью". Последнее, правда, противоречит логике, которой Греф обосновывал необходимость создания еще одной государственной финансовой структуры, к тому же неподнадзорной Центробанку и освобожденной от налога на прибыль.

Дважды второе чтение

Закон "О банке развития" был одобрен Госдумой во втором чтении 13 апреля. Тогда депутаты обсудили технические поправки: сохранили бренд Внешэкономбанка за новой структурой, определили ее юридический статус, а также освободили новую госкорпорацию от уплаты налога на прибыль. В первоначальном варианте законопроекта (том, которое одобрило правительство) само понятие прибыли не предполагалось. "Банк создается не для извлечения прибыли: нам новый госмонополист да еще и с огромным уставным капиталом не нужен", - уверял премьер Михаил Фрадков.

Однако впоследствии выяснилось, что уйти от понятия "прибыль" все-таки невозможно. В закон внесли пункт, согласно которому ВЭБ вправе заниматься предпринимательской деятельностью, если это служит достижению целей, предусмотренных законом. В последнем целями ВЭБа названы "инвестиционная, внешнеэкономическая, консультационная деятельность по реализации проектов как в России, так и за рубежом".

Таким образом, ВЭБ предполагалось фактически превратить в государственную управляющую компанию, которая не зарабатывает, а лишь тратит бюджетные деньги на предоставление гарантий по экспортным кредитам.

Однако депутаты согласились с просьбой менеджеров ВЭБа и дали банку больше полномочий. Зампред ВЭБа Сергей Лыков недоумевал по поводу того, почему его обновленный банк будет иметь множество ограничений, в частности, не сможет заниматься прямым кредитованием. В качестве аргумента он приводил зарубежный опыт. Например, Эксимбанк США, выполняющий похожие с российской госкорпорацией развития функции, занимается прямым кредитованием.

Поправки в закон "О банке развития", впрочем, оставляют возможность для работы нового ВЭБа на рынке прямого кредитования. Хотя юридически это запрещено правилами ВТО. Тем не менее осуществлять рефинансирование проектов коммерческих банков с более низкой процентной ставкой за счет бюджетных средств ВЭБ в соответствии с законом сможет.

Однако ощутимой прибыли это не принесет, и уставный капитал 70 млрд рублей может растаять достаточно быстро, особенно если государство не сможет через несколько лет поддерживать его на заданном законом уровне. Спасет только выпуск облигаций.

Источник: ГАЗЕТА.GZT.RU