Повестку с вызовом на допрос в рамках нового, экономического дела адвокат Алексея Френкеля Игорь Трунов получил около недели назад. Сегодня к 10.00 он должен прибыть в СИЗО "Матросская тишина", где содержится бывший руководитель ВИП-банка, обвиняемый Генпрокуратурой в организации убийства первого зампреда ЦБ России Андрея Козлова, чтобы принять участие в следственных действиях. По словам господина Трунова, следователь СК при МВД не стал уточнять, в рамках какого именно уголовного дела будет проведен допрос. "Следователь лишь ограничился информацией о том, что мой доверитель проходит по некоему уголовному делу в качестве свидетеля и нам будет представлена некая аудиозапись его телефонных разговоров",– сказал адвокат Ъ. "Да я и сам не стал вдаваться в подробности – на месте постараемся разобраться,– добавил господин Трунов, не исключивший, что после допроса его подзащитному-свидетелю могут изменить статус.– У нас очень часто после проведения следственных действий предъявляют обвинение".

В СК официально говорить о предстоящем допросе не стали, но неофициально пояснили, что следственные действия будут проводиться в рамках расследования уголовного дела, возбужденного по 172-й статье УК ("Незаконная банковская деятельность"). Эта статья предусматривает от 3 до 7 лет лишения свободы, "если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением доходов в крупном размере". Дело напрямую связано с ВИП-банком, который до недавнего времени возглавлял господин Френкель.

Проблемы у ВИП-банка были выявлены еще в августе 2005 года, когда ЦБ отказался включить банк в систему страхования вкладов. Одной из причин отказа стало нарушение порядка отправки в Росфинмониторинг сообщений о сомнительных операциях, как того требует антиотмывочный закон. В конце апреля прошлого года господин Френкель сумел доказать в арбитражном суде Москвы, что нарушения были незначительными, и отказ включить банк в систему страхования суд признал незаконным. Но 15 июня прошлого года первый зампред ЦБ Андрей Козлов принял решение об отзыве лицензии у его ВИП-банка за отмывание денежных средств. Основанием послужил акт от 27 марта 2006 года о 26 задержках отправки сведений в Росфинмониторинг. Попытка акционеров ВИП-банка оспорить отзыв лицензии в суде успехом не увенчалась: представители Центробанка доказали, что банк неоднократно нарушал закон о противодействии легализации, несвоевременно направив в Росфинмониторинг 115 сообщений.

За отзывом лицензии последовало признание ВИП-банка банкротом. Решение об этом 20 февраля принял арбитражный суд Москвы. В суде выяснилось, что временная администрация, назначенная в ВИП-банк Центробанком после отзыва лицензии, выявила в банке факт вывода активов. Несмотря на то, что в момент отзыва лицензии финансовое положение ВИП-банка считалось устойчивым, временная администрация провела переоценку его активов. Их размер оказался вдвое меньше предполагаемого: временная администрация оценила активы ВИП-банка всего в 350 млн руб., тогда как его обязательства перед кредиторами составили около 700 млн руб. По данным Ъ, ВИП-банк вкладывал средства в уставные капиталы сомнительных организаций, а также выдавал кредиты заемщикам, находящимся в процедуре ликвидации. Именно эти данные легли в основу уголовного дела.

В свою очередь, президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов, активно защищающий бывшего главу ВИП-банка и распространявший его письма о коррупции в ЦБ, заявил Ъ, что "такое развитие событий давно ожидалось, потому что у следствия нет реальных доказательств вины Алексея Френкеля в убийстве Андрея Козлова". Напомним, что недавно совладелица ресторана "Триш" Лиана Аскерова, обвиняемая Генпрокуратурой в том, что свела господина Френкеля с исполнителями убийства господина Козлова, отказалась от своих показаний против главы ВИП-банка. Уголовное дело по убийству, по мнению господина Мамонтова, "разваливается на глазах, а чтобы как-то выбраться из сложившегося тупика, следствию понадобилась 'экономическая' поддержка". "Вот так и появилась незаконная банковская деятельность",– считает господин Мамонтов.

Дописался?

Павел Медведев, первый зампред комитета Госдумы по кредитным организациям и финрынкам:

– Письма Алексей писал еще до ареста, просто их решили опубликовать сейчас. Но эти публикации только запутывают следствие. Я знаю Алексея много лет, он бухгалтер, просчитывающий все шаги вперед, и он никогда не пошел бы на такой бессмысленный шаг, как заказ убийства Андрея Козлова. А вот экономические преступления у Френкеля могли быть – банк, который он возглавлял, был лишен лицензии.

Алексей Рукавишников, зампред правления банка "Союз":

– Я не исключаю, что письма сыграли свою роль. Но к любому из банкиров, начинавших в 1990-х годах, у органов могут возникнуть вопросы – время такое было, что лишь немногие могли честно вести бизнес. Френкель работал в банке "Нефтяной", который лишили лицензии за отмывание денег.

Анатолий Гавриленко, президент Российского биржевого союза:

– Возможно, ему припомнили все грехи, но мне кажется, что, если органы решились на арест, у них достаточно фактов. Я не думаю, что новое дело появилось из-за того, что следствию не хватает материала по делу об убийстве Андрея Козлова.

Ольга Ускова, президент Cognitive Technologies:

– Френкелю уже не выбраться. С самого начала его называли виновным, хотя юридически это не было еще доказано. И если бы вдруг оказалось, что это не так, правоохранительные структуры потеряли бы лицо, а этого никто не допустит.

Анатолий Аксаков, президент ассоциации региональных банков "Россия":

– Письма наделали шуму в прессе, а не в банковских кругах. Появление нового дела меня не удивляет. ВИП-банк имел очень нехорошую репутацию, поэтому, когда Френкель в свое время просил меня о поддержке, помочь встретиться с Козловым, я отказал. А раз были проблемы в банке, наверняка они касались налогового законодательства.

Василий Дума, член Совета федерации:

– Если он виноват, дело доведут до конца. Но я не стал бы проводить параллели с Ходорковским – там другой уровень, политика, а тут финансы, и материал на любого можно найти.

Владимир Исаков, вице-президент ТПП:

– Наше правосудие не застраховано от ошибок, поэтому не хотелось бы, чтобы невиновного осудили лишь для очистки мундира. Письма Френкеля – очень серьезный материал, от которого обвинению нельзя отмахнуться. Они свидетельствуют о не всегда профессиональной работе ЦБ, и было бы полезнее для общего дела, если бы они попали на стол президенту.

Александр Хандруев, гендиректор консалтинговой группы "Банки. Финансы. Инвестиции", бывший зампред ЦБ:

– В России лучше не выступать. А переквалифицировать статью за отмывание органы вполне могут. Статья 115 раньше возбуждалась в единичных случаях, а сейчас имеет если не массовый характер, то применяется систематически.

Источник: Коммерсантъ