Конфликт между Банком России и инвестиционным холдингом «Финам» получил продолжение. ЦБ обратился вчера в Генпрокуратуру с просьбой проверить компанию на предмет наличия фактов незаконного осуществления банковской деятельности. Участники рынка, правда, не ожидают, что это может серьезно навредить бизнесу компании.

Интерес ЦБ к одному из крупнейших игроков на рынке интернет-трейдинга, чья деятельность подпадает под регулирование и надзор ФСФР, связан с названием одного из подразделений холдинга. Еще в ноябре прошлого года «Финам» объявил о завершении формирования дивизиона «Инвестиционный банк «Финам», специализирующегося на привлечении инвестиций и управлении активами. Наличие слова «банк» в названии подразделения и вызвало негодование ЦБ: предприятие не является кредитной организацией, не обладает банковской лицензией и не вправе осуществлять банковские операции. О чем регулятор и проинформировал общественность в своем официальном сообщении в феврале. «Финам», однако, менять название не стал, и в итоге ЦБ решил перейти к более активным действиям и обратился вчера в Генпрокуратуру.

В компании говорят, что ее подразделение не занимается банковской деятельностью и соответственно никаких нарушений в ее деятельности правоохранительные органы не найдут. «При выборе наименования дивизиона мы руководствовались общепринятой мировой практикой, которая предполагает понимание инвестиционного банка как профессионального посредника между инвесторами и компаниями, заинтересованными в привлечении капитала, -- говорится в распространенном вчера официальном сообщении «Финама». -- При этом использование словосочетания «инвестиционный банк» в качестве названия внутреннего подразделения «Финама» никоим образом не противоречит действующему российскому законодательству».

Как известно, в России на законодательном уровне банки не разделяются на коммерческие и инвестиционные, однако нередко инвесткомпании неофициально называют себя инвестиционными банками. Но до сих пор никто никаких обвинений в свой адрес не получал. «При общении с нашими иностранными партнерами мы представляем компанию как Investment Bank, такое же определение есть и в англоязычной версии нашего сайта, -- говорит заместитель генерального директора ИК «Антанта Капитал» Николай Куликов. -- На русском языке мы официально называемся инвестиционной компанией. Связано это с тем, как на законодательном уровне трактуется слово «банк» в России». «В законе четко прописано, что такое «банк», какие операции на основании каких лицензий он имеет право проводить. Так что претензии ЦБ вполне обоснованны», -- считает заместитель председателя банковского комитета Госдумы Павел Медведев.

Однако «Финам» во избежание дальнейшего конфликта с ЦБ все же намерен в ближайшее время изменить название, просто переведя его на английский язык. Как заявил вчера пресс-секретарь холдинга Владислав Кочетков, скорее всего, подразделение станет «дивизионом Investment Banking». «Это английское название, которое понятно и российским компаниям, и западным фондам и одновременно не затрагивает интересов ЦБ», -- говорит он. Впрочем, как полагают в холдинге, не исключено, что банковскому регулятору и оно не понравится. «Поэтому мы хотим узнать более подробное объяснение позиции ЦБ», -- говорит г-н Кочетков.

К выяснению отношений с Банком России «Финам» собирается привлечь своего регулятора -- ФСФР, куда, согласно официальному сообщению холдинга, «уже направлен запрос по поводу обоснованности и правомерности действий ЦБ». «Прежде всего нам хотелось выслушать мнение ФСФР, которая регулирует деятельность нашей компании, -- ведь требования ЦБ РФ могут иметь последствия для всего инвестиционного бизнеса», -- заявил руководитель дивизиона «Инвестиционный банк «Финам» Дмитрий Серебренников.

Участники рынка полагают, что этот прецедент не должен иметь серьезных последствий для «Финама». «Хочется верить, что это разбирательство не окажет негативного влияния на деятельность компании», -- говорит г-н Куликов. В то же время в самом «Финаме» не исключают, что «проверка Генпрокуратуры может несколько напугать частных клиентов компании».

Оптимальное решение проблемы, как считают собеседники газеты, -- закрепить на законодательном уровне понятие «инвестиционный банк». Однако, считает г-н Куликов, непонятно, кто будет лоббировать эти поправки. По мнению же г-на Медведева, в таких изменениях нет никакой необходимости: «Мы слишком долго отстаивали жесткое закрепление понятия «банк» в законодательстве. В частности, это помогло дистанцировать кредитные учреждения от финансовых пирамид. Я не вижу смысла размывать это понятие».

Источник: Время новостей