В сущности, главной темой доклада стало значительное замедление промышленного роста в России в условиях сверхвысоких цен на нефть. Если за девять месяцев 2004 года темпы промышленного роста достигли 7,4% годовых, то за девять месяцев 2005 года они составили всего 4%. Эксперты банка объясняют это пагубным воздействием на российскую промышленность реального укрепления рубля. Надо заметить, что есть разные концепции реального курса валют. Одни указывают, что в реальном выражении валюта укрепляется, когда ее номинальный курс, скажем, стоит на месте, а цены на все товары в стране растут из-за инфляции: иностранная валюта по сравнению с товарами в результате дешевеет, а национальная, получается, дорожает. Другие подчеркивают, что во многих странах номинальный курс имеет мало отношения к реальности, так как регулируется государством, поэтому реальный курс национальной валюты определяется просто доступностью долларов на внутреннем рынке: если доллары достать все легче, то реальный курс национальной валюты растет. В России курс регулируется ЦБ (это отмечают и МВФ, и Всемирный банк), однако, по-видимому, считается, что это регулирование не препятствует доступности долларов и евро на внутреннем рынке, поэтому в качестве критериев реального курса рубля можно взять номинальный курс и темпы инфляции. В докладе указывается, что, по данным ЦБ, за девять месяцев 2005 года реальный курс рубля повысился на 7,4% по отношению к корзине валют главных торговых партнеров России. Более логичным для подсчета реального курса рубля Всемирный банк полагает брать не потребительские цены, которые за девять месяцев повысились на 8,6%, а цены производителей, которые за то же время увеличились на 15,7%. Тогда выходит, что с начала года по сентябрь рубль реально подорожал на 20% (в дополнение к тем 21%, на которые он подорожал в прошлом году).

При такой дешевизне иностранной валюты в стране неудивительно, что импорт растет, а экспорт падает. То есть формально растет и импорт, и экспорт, однако рост импорта происходит за счет его реального увеличения, а рост экспорта – только за счет мировых сырьевых цен. За первые девять месяцев российский импорт увеличился на 28% в годовом выражении. Если брать физический объем импорта машин и оборудования, то за первые семь месяцев 2005 года он вырос на 40% в годовом исчислении, а экспорт машин и оборудования упал на 11%.

Падение или существенное замедление роста наблюдалось и в других экспортных отраслях. В частности, поставки нефти за границу за семь месяцев упали на 0,6% в годовом исчислении. Авторы доклада отмечают, что тот небольшой промышленный рост, который сейчас наблюдается в России, достигнут в отраслях так называемого внутреннего торгового оборота, где не идет речь ни о возможности поставок на экспорт, ни о конкуренции со стороны экспорта. Например, рост производства машин и оборудования в 6,6% годовых за первые девять месяцев года обеспечен лишь увеличением производства гидротурбин на 120%. А рост производства транспортных средств и транспортного оборудования в 4,3% был вызван лишь увеличением производства дизельных и электрических локомотивов на 61 и 100% соответственно. В отраслях внешнего торгового оборота происходит не рост, а падение: производство автомобилей, грузовиков и трейлеров падало темпами в 4,1%, в то время как в прошлом году росло темпами в 12,9%.

В общем, российская промышленность из-за укрепления рубля становится все менее конкурентоспособной и растет лишь тогда, когда не участвует в международной конкуренции. Не добавляет внешней конкурентоспособности и то, что за девять месяцев реальная зарплата выросла на 8,7% в реальном исчислении. В общем, издержки российских производителей на содержание работников все растут, а тратятся деньги работниками вовсе не обязательно на российские товары. Наконец, сильно выросли издержки на покупку промышленными предприятиями энергоресурсов – на 53,1% за девять месяцев.

Неудивительно, что при росте зарплат и издержек в России растут и потребительские цены; нынешний прогноз Всемирного банка заключается в том, что цены по итогам года вырастут более чем на 12%, превзойдя уже третий установленный российскими властями за год рубеж в 11,7%. Конечно, в условиях снижения конкурентоспособности и падения производства теоретически делу могло бы помочь снижение налогов, отмечается в докладе. В частности, уменьшение ставки НДС с 18 до 13% означало бы, что косвенно и предприятия могли бы воспользоваться выгодами от нефтедолларов, притекающих в Россию и так способствующих росту реального курса рубля: пусть бюджет живет на нефтедоллары, а не на налоги. "Однако такая правительственная инициатива является очень сомнительной, так как НДС представляет собой единственный крупный источник доходов для федерального правительства, который не так зависит от колебаний цен на нефть и газ",– заключает Всемирный банк. В общем, из доклада вытекает, что с падающей конкурентоспособностью России в условиях высоких нефтяных цен власти сделать ничего, собственно, и не могут.

России угрожает чистый приток капитала в 2005 году

Вчера на презентации доклада о российской экономике главный экономист Всемирного банка в России Джон Литвак сделал примечательное заявление: "В случае сохранения положительной тенденции снижения оттока чистого частного капитала в четвертом квартале есть возможность чистого притока частного капитала по итогам текущего года". Напомним, что в 2004 году отток капитала по сравнению с 2003 годом вырос вчетверо, до $8 млрд. По оценкам ВБ, чистый отток капитала из частного сектора за девять месяцев текущего года составил $2,8 млрд против $17,4 млрд за аналогичный период 2004 года.

Вчера же предположение ВБ подтвердил министр экономического развития и торговли Герман Греф. "Может быть. Вполне может быть",– заявил министр журналистам, отвечая на вопрос о возможности чистого притока капитала по итогам года. Между тем Всемирный банк объясняет возможное изменение в поведении капитала прежде всего сверхвысокими ценами на нефть. Напомним, что совсем недавно, на заседании Всемирного экономического форума в Москве (см. Ъ от 19 октября), президент Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Жан Лемьер объяснил рост портфельных инвестиций в российские активы очень просто. Дело в том, что "в мире существует избыточная ликвидность, и высокие цены на нефть делают российские активы еще более привлекательными". Отметим, что ЕБРР является самым крупным портфельным инвестором в Россию. Тем не менее господин Лемьер отметил, что "такая тенденция (увеличения притока портфельных инвестиций.– Ъ) неустойчива".

Впрочем, в том, что этом году приток частного капитала на самом деле будет положительным, не уверен и Герман Греф. "Как сложится четвертый квартал, сейчас говорить сложно",– уточнил министр. Именно в конце года (это всегда показывает статистика ЦБ) портфельные инвесторы фиксируют прибыль и увозят свои деньги домой.

Источник: Коммерсантъ