В спорной заметке «Пуля и перо», напомним, речь шла об убийстве главного редактора русского Forbes Пола Хлебникова. Журналист Константин Ласкин выдвинул пять версий о том, кому смерть редактора могла бы быть выгодна, и задавался, в частности, вопросом о том, можно ли считать случайностью то, что «в готовившемся к печати номере (Forbes. — Н.Р.) опять должна была фигурировать «Альфа-групп».

После публикации статьи «Альфа-банк» подал иск и выиграл его в апелляционной инстанции. Согласно его решению, газета должна опубликовать опровержение, заплатить 3 млн рублей в пользу банка и 2 млн рублей в пользу лично Михаила Фридмана, а журналист — по 500 тыс. рублей соответственно.

Очевидно, что позиция газеты этически не бесспорна: фактически журналист выдвинул версию, согласно которой можно сделать вывод о причастности руководителей «Альфа-групп» к тяжкому преступлению. Однако главный редактор газеты Шод Муладжанов считает, что «журналисты, как и люди вообще, имеют право ошибаться», а к решению суда у него очень много вопросов.

«Позиция журналиста может быть не принята обществом, судом, банком, — говорит он. — Но почему нас обязывают опровергнуть предположения, на которые каждый журналист имеет право? Почему наказать нас пытается та структура, которая ни разу не упомянута в статье? Почему соразмерность ущерба никем не определена? Почему она ввела это новое юридическое понятие «репутационный вред»? Не дело, когда суд штампует иски вопреки законодательству».

Впрочем, юристам газеты удалось в конце января добиться того, чтобы действия трех постановлений, касающихся публикации опровержения заметки и взыскания денег, были приостановлены. Таким образом, газета смогла защититься от судебных приставов, которые уже арестовали счета газеты.

Как рассказал «Новой» руководитель пресс-службы «Альфа-банка» Станислав Исмагилов, деньги действительно не были переведены и их «в банке не ждали».

Если суд примет решение в пользу «Альфа-банка», то сумма хотя не будет разорительной, но очень значительной для газеты, говорит Муладжанов, однако его смущает то, что придется публиковать опровержение. «Альфа» — в своем праве ненавидеть нас, преследовать по суду, — признает он. — Однако она же была вправе изложить свою позицию на страницах нашей же газеты, но этого сделать даже не пыталась. Из чего я могу сделать вывод, что она борется не за правду, а против прессы».

Источник: Новая газета