В среду прокуратура Дюссельдорфа потребовала у суда приговорить президента Deutsche Bank Йозефа Акерманна к двум годам лишения свободы в рамках так называемого дела Mannesmann.

Суд по этому делу начался зимой. Речь идет о крупнейшей за всю историю сделке по корпоративному поглощению. В 2000 году британская телекоммуникационная группа Vodafone купила немецкую телефонную компанию Mannesmann. Сумма сделки составила €175 млрд. Ни до, ни после таких денег не платили во всем мире. В результате на скамье подсудимых оказались шестеро представителей немецкой деловой элиты, участвовавшие в сделке. Среди них президент Deutsche Bank Йозеф Акерманн (тогда он работал в наблюдательном совете Mannesmann), бывшие председатель правления Mannesmann Клаус Эссер и глава ее наблюдательного совета Йоахим Функ. Обвинение инкриминирует им получение €57 млн в качестве якобы компенсаций и неустоек, а на самом деле в виде взяток за согласие продать компанию, которая в Германии считалась одним из национальных символов.

Однако защита обвиняемых считает, что ничего зазорного в получении этой суммы не было. В процессе переговоров c Vodafone менеджерам Mannesmann удалось повысить цену своей компании на €50 млрд, так что полученные премиальные не могут считаться чрезмерными. Однако судья Бригитта Коппенхефер, ведущая дело в дюссельдорфском суде, считает, что Акерманн и его компаньоны нарушили положение Гражданского кодекса Германии о менеджменте публичных компаний, поскольку действовали не в интересах акционеров, а из личных корыстных побуждений. Правда, в ходе слушания дела в апреле судья Коппенхефер не нашла уголовного преступления в действиях бывших руководителей Mannesmann (если бы вина Акерманна была доказана, то ему по немецким законам грозило бы до десяти лет тюрьмы).

Однако на том процесс не закончился, и вчера прокурор Дирк Негенборн обвинил Акерманна в «предательском управлении компанией». Прокуратура считает, что Акерманн совершил растрату, направив €57 млн, принадлежащих акционерам Mannesmann, на «подогрев» менеджмента, который должен был осуществить продажу компании. Прокуратура, впрочем, считает, что срок для Акерманна мог бы быть и условным.

Немецкие и американские традиции в области поощрения топ-менеджеров крупных компаний существенно расходятся. В Америке ничего зазорного в больших комиссионных эффективных руководителей не видят. В Германии придерживаются более консервативных взглядов. Акерманн и его компаньоны по Mannesmann руководствовались американским подходом. А потому Акерманн очень обижен на обвинения в свой адрес и немецкие законы: «Это единственная страна, где людей, умеющих добиваться хорошей цены, тащат за это в суд», – говорит он.

Нелюбовь Акерманна к Германии хорошо известна. Президент Deutsche Bank не только собирается вывести штаб-квартиру своего банка за пределы этой страны (он говорит, что слишком тяжелое немецкое налоговое бремя не позволяет бизнесу развиваться), но и планирует вообще продать Deutsche Bank какому-нибудь европейскому банку, который он сейчас подыскивает.

Источник: Газета.Ru