В пятницу на Московской межбанковской валютной бирже произошло слияние единой торговой сессии (ЕТС) и системы «дневной» сессии электронных лотовых торгов (СЭЛТ). Дилеры вполне удовлетворены этим шагом, но считают его всего лишь техническим изменением, не играющим большой роли.

Но на бирже не намерены останавливаться на достигнутом и обещают осенью глобальное реформирование ММВБ.

Представители банков только этого и ждут. Но все же они скептически смотрят на возможность столь скорого разрешения одного из наиболее долгоживущих последствий кризиса 1998 года. Начальник отдела валютно-финансовых операций ОБИ-Банка Денис Музычкин считает, что все переговоры, на первый взгляд, свелись к простому решению: новая система базируется на принципах ЕТС.

Но заместитель генерального директора ММВБ Алексей Осенмук пояснил, что переговоры между ЦБ РФ и ММВБ велись так долго из-за величины общего замысла реформ, которые должны завершиться осенью. К тому же много времени потребовала выработка новой взаимосвязи и нового правового соотношения между двумя существующими документами – «Правил ЕТС» и «Правил валютных сессий ММВБ»: «И это лишь первый шаг на пути глобально замысла реформ – общего укрепления надежности системы управления рисками на ММВБ. Главный пакет реформ должен прийтись на осень, а до этого будут согласования внутри аппарата ММВБ, внутри ЦБ РФ, совместные и между предызбранными участниками рынка».

Пятничное изменение свелось к следующему: комиссионные ставки ММВБ на объединенной сессии будут такие же, как и на СЭЛТ, то есть четырехуровневые (чем больше сумма операции, тем меньше комиссия ММВБ), но с одной оговоркой: максимальная комиссия составляет 0,004% от суммы, но она должна быть не меньше 600 рублей.

То есть при операциях меньше $50 тыс. дилер будет вынужден все равно платить 600 рублей, так как иначе расходы ММВБ на проведение операции не покроются, разъяснил господин Осенмук. Но количество таких операций от всего объема проводимых на ММВБ составляет 0,5% (по данным за первый квартал 2004 года общий объем ММВБ составил $1 млрд).

Но есть и такие банки, которые играли как на СЭЛТ, так и на ЕТС, теперь объем их операций будет считаться суммарно, то есть их объем вырастет, что позволит им пользоваться меньшей комиссионной ставкой ММВБ. И количество таких банков составляет 30% от всех участников, заявил Осенмук.

С точки зрения банкиров, первый шаг реформ может лишь повлиять на ликвидность самого рынка, а не на заинтересованность игроков. Они согласны с Алексеем Осенмуком, что «это всего лишь организационно-экономический шаг».

«Хотя, конечно же, этот шаг сильно упрощает банкам счетные операции: им не нужно держать в голове два лимита, четыре валютных курса (по два на каждую сессию – tomorrow и today)», – считает Денис Музычкин.

Гораздо важнее, что за действия предпримет ММВБ осенью. Но об этом руководство ММВБ пока молчит.

«Единственное, что могло бы радикально изменить позицию ММВБ, с одной стороны, а с другой – повлиять на дальнейшее укрепление надежности управления системой рисков, – это введение опционов, – считает начальник отдела конверсионных операций управления операций на денежном рынке Европейского трастового банка Юрий Оболенцев. – Но это можно сделать, только вовлекая на рынок реальных экспортеров, а не спекулянтов. А для этого требуются гарантии ЦБ РФ. Вероятно, об этом сейчас и ведутся юридические переговоры между ММВБ и ЦБ РФ. Но даже еще сегодня есть ряд крупных банков, которые не смогли разделаться с последствиями 1998 года, когда на опционах только крутились миллиарды долларов. И как-то изменить такое положение вряд ли возможно за полгода, если оно не было разрешено за шесть лет».

Источник: Газета.Ru