Bankir.Ru
7 декабря, среда 17:35

Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Налогообложение доходов в виде санкций (А. Каланов)

Свернуть
X
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Налогообложение доходов в виде санкций (А. Каланов)

    Доходы в виде санкций за нарушение хозяйственных договоров всегда являлись одним из самых распространенных видов внереализационных доходов. Несмотря на это, проблемы в их налогообложении были и остаются. В данной статье мы уделим внимание основной такой проблеме – моменту признания рассматриваемых видов доходов для целей исчисления прибыли. К сожалению, попытки законодателя по ее решению оказались тщетными – налоговые органы утверждают, что изменения, внесенные в главу 25 НК РФ, носили в этой части исключительно технический характер. Позволим себе аргументированно не согласиться с таким мнением.


    Основная проблема, которая рассматривается в данной статье: когда для целей налогообложения прибыли признаются доходы в виде штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба (далее для краткости – санкции за нарушение хозяйственных договоров). Для того чтобы выяснить ответ на этот вопрос, необходимо рассмотреть чрезвычайно увлекательную историю его решения на протяжении последних лет. В целом следует выделить четыре фазы в его развитии:

    1. до 1999 года включительно;
    2. после принятия Конституционным Судом РФ Постановления от 28.10.1999 г. № 14-П;
    3. после вступления в силу первоначальной редакции главы 25 НК РФ;
    4. после принятия изменений, внесенных в главу 25 НК РФ, федеральным законом №57-ФЗ от 29.05.2002

    1. В соответствии с п. 14 Положения о составе затрат присужденные или признанные должником штрафы, пени, неустойки и другие виды санкций за нарушение условий хозяйственных договоров, а также доходы от возмещения причиненных убытков включались в состав внереализационных доходов.

    При этом в силу п.1 ст.8 Закона о налоге на прибыль сумма налога определялась плательщиками на основании бухгалтерского учета и отчетности в соответствии с Законом. Из этого делался вывод, что, если иное не установлено Законом или Положением, определение даты признания и величины внереализационных доходов производилось на основании данных бухгалтерского учета. В рассматриваемом случае Положением иного установлено не было.

    Согласно п. 76 Положению по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ «штрафы, пени и неустойки, признанные должником или по которым получены решения суда об их взыскании, относятся на финансовые результаты у коммерческой организации и до их получения или уплаты отражаются в бухгалтерском балансе получателя и плательщика соответственно по статьям дебиторов или кредиторов».

    Учитывая то, что в бухгалтерском учете рассматриваемые доходы подлежали (и подлежат) отражению вне зависимости от их фактического получения, налоговые органы требовали, соответственно, аналогичного включения их в налоговую базу по налогу на прибыль.

    2. 1999 год ознаменовался качественным ростом правового самосознания налогоплательщиков (возможно, как год вступления в силу первой части Налогового кодекса РФ). Все большее количество налогоплательщиков принимали решение руководствоваться первоисточником – законодательством и позволяли себе не соглашаться с налоговыми органами. И прибегали к судебной защите своих прав, в том числе в высших судебных инстанциях. Не остался без внимания и рассматриваемый вопрос.

    Постановлением КС РФ от 28 октября 1999 г. № 14-П «По делу о проверке конституционности статьи 2 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О налоге на прибыль предприятий и организаций» в связи с жалобой ОАО «Энергомашбанк» включение в налогооблагаемую прибыль неполученных доходов в виде присужденных и признанных должником штрафов, пеней и других санкций за нарушение условий договоров было признано неконституционным. Суд указал, что такие доходы не являются объектом налогообложения применительно к налогу на прибыль.

    Вместе с тем, это решение, как ни странно, не поставило точку в решении проблемы. Основные правоприменители – налоговые органы – пошли своим путем. Дело в том, что Суд рассматривал дело по жалобе коммерческого банка. В связи с этим МНС России в письме от 24 декабря 1999 г. № ВГ-6-02/1049 «О Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.10.99 № 14-П» высказало свою официальную точку зрения, что принятое КС РФ Постановление не распространяется на организации, не являющиеся банками. Поэтому налоговые органы продолжали настаивать на включении неполученных доходов в виде штрафных санкций в налоговую базу по налогу на прибыль.

    Тем не менее, в данном случае позицию МНС РФ нельзя признать основанной на законодательстве. Так, в соответствии со ст.87 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» признание им положения закона неконституционным является основанием отмены в установленном порядке других аналогичных норм, носящих тот же неконституционный смысл (воспроизводящих или содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными). И независимо от того, были ли они в установленном порядке отменены, согласно указанному закону нормы, аналогичные признанным неконституционными, не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами, что подчеркнул и Конституционный суд РФ в рассматриваемом постановлении.

    В связи с этим и несмотря на противостояние налоговых органов, арбитражная практика признала неправомерность включения неполученных доходов в налогооблагаемую прибыль (причем зачастую этот принцип распространялся не только на рассматриваемый вид доходов, но и на иные внереализационные доходы). Положительные для налогоплательщиков решения принимались в большинстве федеральных округов России: Московском округе (постановление ФАС МО от 13 апреля 2001 г. №КА-А40/1572-01), Северо-Западном округе (постановление ФАС СЗО от 23 июля 2001 г. №А42-3974/00-16-236/01), Поволжском округе (постановление ФАС ПО от 15 мая 2001 г. №А55-16882/00-35), Западно-Сибирском округе (постановление ФАС ЗСО от 28 мая 2001 года №Ф04/1497-286/А70-2001) и мн. др.

    В итоге даже рассматривая норма Положения о составе затрат была признана незаконной Верховным Судом РФ: как в первой, так и в кассационной инстанциях (Решения Верховного Суда РФ от 31 октября 2001 г. и от 27 декабря 2001 г.). Как это нередко бывает, решение было принято Верховным Судом незадолго до прекращения действия оспариваемой нормы (с 2002 года вступила в силу глава 25 НК РФ). Однако факт остается фактом: практика, сложившаяся к 2002 году в отношении признания доходов в виде штрафных санкций за нарушение хозяйственных договоров, однозначно свидетельствовала о том, что доходами признаются только фактически полученные суммы штрафных санкций.

    Министерство по налогам и сборам РФ, в конце концов, все-таки отменило указанное выше письмо, но лишь через два года и только вследствие вступления в силу главы 25 НК РФ. В письме МНС России от 15.04.2002 №02-5-11/72-0858 уже указывается, что в отношении 2001 года налоговые органы «для избежания возникновения споров могут учитывать непосредственно норму Постановления КС РФ от 28.10.1999 №14-П». К сожалению, на данный момент, это максимум, чего можно добиться: даже такие акты непосредственного действия, как решения КС РФ, «могут» применяться налоговыми органами во избежание неудачных судебных тяжб с налогоплательщиками.

    3. Эффект от изменения подхода к налогообложению доходов в виде штрафных санкций за нарушение хозяйственных договоров, первоначально произошедший на уровне налогоплательщиков при вступлении в силу главы 25 НК РФ, был сравним по масштабам разве что с эффектом от введения обязательного налогового учета.

    В изначальной редакции главы 25 НК РФ, просуществовавшей до мая 2002 года, правила признания рассматриваемых доходов были категорически изменены. Следует заметить, что нововведения были способны не только существенно увеличить налоговую нагрузку на плательщиков налога на прибыль, но и фактически вторгались в область гражданско-правовых отношений, заставляя организации пересматривать сотни и тысячи заключенных договоров и соглашений.

    Так, согласно первоначальной редакции главы 25 НК РФ в налоговую базу у налогоплательщиков, определяющих доходы по методу начисления (т.е. у большинства действующих организаций), включались суммы санкций, не только не полученные, но и не признанные. Если возможность начисления санкций была предусмотрена в договоре, то доход подлежал отражению в налоговом учете на дату получения права истребовать соответствующие суммы и вне зависимости от того, признал ли их должник и предъявлялись ли вообще претензии кредитором.

    Законодатель не учел, что в нашей стране юридические взаимоотношения организаций, как правило, вторичны по отношению к личным взаимоотношениям их представителей. И в договорах указываются различные меры ответственности обычно лишь с целью морального влияния на контрагента и без реального намерения их применить, просто «на всякий случай», «чтоб было». В этих условиях возникал целый пласт подлежащих налогообложению доходов, неоценимых, но, по всей видимости, значительных размеров.

    Положение осложнялось тем, что согласно ст.10 Федерального закона от 06.08.2001 г. №110-ФЗ в первоначальной редакции организации должны были все такие доходы, право на взыскание которых с контрагентов возникло до 1 января 2002 года, включить в налоговую базу переходного периода. А это уже означало огромные трудозатраты бухгалтеров, финансовых и юридических служб организации, которые должны были провести скрупулезную работу по инвентаризации договоров и расчетов, выявлению и оценке неполученных (и, по большей части, не предполагаемых к получению) «доходов».

    4. К счастью, под давлением возмущенных налогоплательщиков указанные правила признания доходов в виде штрафных санкций за нарушение хозяйственных договоров были отменены – почти через год после принятия главы 25 НК РФ и почти через полгода после ее вступления в силу, «задним числом».

    Согласно п.3 ст.250 НК РФ в редакции Федерального закона №57-ФЗ от 29 мая 2002 года в налоговую базу включаются доходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба. Таким образом, новая формулировка в целом соответствует установленной когда-то в Положении о составе затрат.

    Но, как и в описанном выше случае с Постановлением КС РФ №14-П, проблемы это не решило. Налоговые органы, по всей видимости, были готовы на многое, чтобы в этой части сохранить возможности, которые давала первоначальная редакция главы 25 НК РФ. И появилось новое толкование понятия «санкции, признанные должником», подтвержденное, якобы, комментариями представителей Государственной Думы.

    Новый, откровенно казуистический, подход налоговых органов заключается в том, что «подпись уполномоченных лиц под условиями договора, содержащего конкретные обязательства сторон в случае нарушения его конкретных условий выплатить конкретные суммы штрафных санкций, следует рассматривать как изначальное признание должником возникновения своей задолженности по установленной договором сумме санкций в случае нарушения им своих обязательств».

    То есть утверждается, что если контрагенты подписали договор, содержащий условия о санкциях, то они фактически их признали, и уже при наступлении соответствующих событий исчисленные суммы обязаны быть включены в доход потенциального кредитора. Если доводить идею налоговых органов до логического завершения, то все бухгалтеры, аудиторы, юристы, налоговые органы и судьи всегда неправильно понимали фразу «признанные должником». И поэтому бухгалтерам предлагается внести исправления в налоговую отчетность за последние три года (как минимум).

    Нужно признать, что до появления Методических рекомендаций МНС РФ по главе 25 НК РФ УМНС по г. Москве не было согласно с такой позицией. Соответствующие разъяснения были даны в письме УМНС по г. Москве от 06.09.2002 г. №26-12/41812: увеличение налоговой базы на сумму рассматриваемых доходов организация должна осуществлять в соответствии с требованиями ст. 271 НК РФ, то есть в периоде признания их должником или вступления в законную силу решения суда. А ст. 317 НК РФ говорит лишь о размере этих доходов: они отражаются в налоговых регистрах в суммах исходя из условий договора. Кроме того, в соответствии с письмом УМНС по г. Москве от 22.08.2002 г. №26-12/38980, под признанием должником обязанности уплатить сумму штрафа, понимается фактическая уплата кредитору или письменное подтверждение готовности уплатить штрафные санкции за нарушение договорных обязательств.

    Вместе с тем, 20 декабря 2002 года были утверждены Методические рекомендации МНС РФ по применению главы 25 НК РФ (Приказ №БГ-3-02/729). Учитывая преимущество федеральных органов МНС РФ перед региональными, в том числе столичными, возможно УМНС по г. Москве в дальнейшем будет вынуждено изменить свою позицию. Так, в соответствии с этим документом, «если условиями договоров предусмотрены все обстоятельства, при которых возникает ответственность контрагентов в виде штрафных санкций или возмещения убытков, то доходы признаются полученными налогоплательщиком при возникновении этих обстоятельств, с которыми условия договора связывают возникновение штрафных санкций или возмещение убытков, вне зависимости от претензий, предъявленных налогоплательщиком контрагенту, но при отсутствии возражений должника».

    В целом, учитывая более ранние публикации некоторых сотрудников МНС РФ, эта позиция предсказуема. Однако необходимо отметить два новых аспекта.

    Во-первых, доходы признаются в указанном порядке, только если обстоятельства нарушения договорных обязательств можно классифицировать однозначно. В противном случае доходы признаются по мере признания их должником, либо по мере вступления в законную силу решения суда.

    Во-вторых, доходы не подлежат включению в налоговую базу при наличии возражений должника, нарушившего условия договора.

    Итак, если организация занимает преимущественно осторожную позицию и предпочитает минимизировать трения с налоговой инспекцией, то ей следует вести свою деятельность так, чтобы вопрос о начислении штрафных санкций по хозяйственным договорам вообще не возникал.

    Наиболее кардинальным решением было бы вообще избегать фиксирования в договорах порядка определения или размера тех или иные санкций, применяемых к контрагентам (особенно, если нет уверенности, что данные санкции будут обязательно применены). В соответствии со ст.317 НК РФ, если условиями договора не установлен размер штрафных санкций или возмещения убытков, у налогоплательщика-получателя не возникает обязанности для начисления внереализационных доходов по данному виду доходов. Гражданский кодекс РФ на этот случай содержит большое количество инструментов для восстановления нарушенного права (таких, например, как возмещение прямых убытков и упущенной выгоды по ст. 15 ГК РФ, а также уплата процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ). Большинство подобных норм являются диспозитивными, то есть они действуют, если иное не установлено сторонами в договоре. Поэтому устанавливать размер санкций в договоре следует только, если организация твердо намерена их взыскивать, и предполагаемая экономическая выгода превышает потери в результате налогообложения неполученных или несвоевременно полученных доходов.

    Если же организация не имеет возможности или предпочитает не исключать из договоров упоминание о санкциях, однако с определенными контрагентами их взыскание производить не собирается, то она может провести с этими контрагентами сверки взаиморасчетов. Эти документы подтвердят, что соответствующие санкции сторонами признаны не были и, таким образом, оснований для начисления внереализационных доходов не появляется. Установление же в договоре различных специфических условий (о том, что взыскание санкций является правом контрагента и т.п.) не решает данную проблему, поскольку санкции остаются признанными должником (в понимании налоговых органов), а договором определен их размер – условия выполняются автоматически в любом случае.


    Безусловно, рассматриваемый подход налоговых органов к толкованию положений главы 25 НК РФ рано или поздно покажет свою нежизнеспособность. Но это произойдет тем быстрее, чем большее количество налогоплательщиков будут с ним активно не согласны. Поскольку его заведомая ложность, к сожалению, не однозначна не только для рядовых налоговых инспекторов, но и для бухгалтеров и даже некоторых налоговых консультантов, приведем аргументы.

    Во-первых, рассмотрим, какие изменения в порядок признания доходов в виде санкций за нарушение хозяйственных договоров внесены Федеральным законом №57-ФЗ от 29 мая 2002 года (см. таблицу).



    Норма Первоначальная редакция Новая редакция Первоначальная редакция
    Вид доходов
    (п.3 ст.250 НК РФ) Доходы в виде штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба Доходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба
    Порядок налогового учета
    (ст.317 НК РФ) При определении внереализационных доходов в виде штрафов, пеней или иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба налогоплательщики, определяющие доходы по методу начисления, отражают причитающиеся суммы в соответствии с условиями договора. В случае, если условиями договора не предусмотрено штрафных санкций или возмещения убытков, у налогоплательщика - получателя не возникает обязанности для начисления внереализационных доходов по этому виду доходов. При взыскании долга в судебном порядке обязанность по начислению этого внереализационного дохода у налогоплательщика возникает на основании решения суда. При определении внереализационных доходов в виде штрафов, пеней или иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба налогоплательщики, определяющие доходы по методу начисления, отражают причитающиеся суммы в соответствии с условиями договора. В случае, если условиями договора не установлен размер штрафных санкций или возмещения убытков, у налогоплательщика - получателя не возникает обязанности для начисления внереализационных доходов по этому виду доходов. При взыскании долга в судебном порядке обязанность по начислению этого внереализационного дохода у налогоплательщика возникает на основании решения суда, вступившего в законную силу.
    Дата признания
    (подп.4 п.4 ст.271 НК РФ) Дата начисления процентов (штрафов, пеней и (или) иных санкций) в соответствии с условиями заключенных договоров либо на основании решения Дата признания должником либо дата вступления в законную силу решения суда


    Исходя из приведенной таблицы, при определенном желании можно было бы сделать тот же вывод, что сделали сотрудники налоговых органов. Но только при рассмотрении исключительно ст.250 и 317 НК РФ. Это те статьи, которые были изменены не слишком удачно. Вместе с тем, наиболее ясные изменения внесены именно в статью 271 НК РФ: первоначально предполагалось признавать штрафные санкции по дате нарушения обязательств в соответствии с условиями заключенных договоров, а в связи с принятием Закона №57-ФЗ – по дате признания должником.

    Если предположить, что признание – это подписание договора, то дата признания – дата подписания договора. Таким образом, по предлагаемой налоговиками схеме, доходы в виде санкций следует признавать на дату подписания договора: сразу на будущее или путем составления исправительных деклараций того периода, когда организация заключила договор (?!).Очевидно, что законодатель никоим образом не только не ввел, но и не собирался вводить пропагандируемый налоговыми органами порядок, и, по всей видимости, не предполагал о возможности такого толкования текста Кодекса.

    Во-вторых, определенные вопросы вызывает применение ст.317 НК РФ. На первый взгляд, эта статья не претерпела необходимых изменений. Как и ранее, согласно данной статье при определении внереализационных доходов штрафных санкций за нарушение договорных обязательств налогоплательщики, определяющие доходы по методу начисления, отражают причитающиеся суммы в соответствии с условиями договора.

    В то же время, даже если не обращаться к ст.271 НК РФ, из ст.250 и 317 НК РФ следует сделать вывод, что мнение налоговых органов беспочвенно. Так, в качестве условия включения доходов в налоговую базу добавлен критерий их признания должником или присуждения судом (ст.250 НК РФ). А статья 317 НК РФ определяет лишь «порядок налогового учета» этих доходов, а не порядок и, тем более, не дату их признания. Если должник согласно ст.250 НК РФ признает санкции, то кредитор должен будет отразить в налоговом учете «причитающиеся суммы в соответствии с условиями договора», что свидетельствует лишь о «суммах» , но никак не о дате и (или) основании их признания. Дате посвящена статья 271 НК РФ, а основанию – статья 250 НК РФ.

    Вместе с тем следует отметить, что после изменений в ст.317 НК РФ она несет несколько иную смысловую нагрузку, также не имевшую аналогов ранее. Отражение доходов в виде штрафных санкций в соответствии с условиями договоров означает теперь, что договором определяется именно размер этих санкций, которые и должны включаться в налоговую базу. А если договором размер штрафных санкций не предусмотрен, то согласно ст.317 НК РФ у налогоплательщика - получателя не возникает обязанности для начисления внереализационных доходов по этому виду доходов. Целью этих изменений было, по всей видимости, приведение статьи 317 в соответствие со ст.41 НК РФ, согласно которой доход признается в целях налогообложения, только если можно его оценить и в той мере, в которой его можно оценить.

    Однако в отношении расходов зеркального соответствия Кодексом не установлено: организация может признать, что должна уплатить определенную сумму санкций за нарушение условий договора и уменьшить на нее налоговую базу, даже если в договоре не только не установлен размер этих санкций, но и сами они не предусмотрены. Кроме того, не следует забывать, что согласно ГК РФ стороны могут в любой момент внести изменения в заключенный ими договор, если еще не все их обязательства по этому договору были исполнены.

    И, наконец, обратимся снова к Постановлению Конституционного Суда РФ №14-П от 28 октября 1999 г. Напомним, что в соответствии со ст.6 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 №1-ФКЗ решения Конституционного Суда РФ (а Постановление является одним из видов решений согласно ст.71 этого Закона) обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

    И тот факт, что Закон о налоге на прибыль, в отношении которого КС РФ было вынесено решение, уже утратил силу в соответствующей части, не имеет существенного значения. Согласно ст.87 Закона №1-ФКЗ признание не соответствующим Конституции РФ отдельных положений федерального закона является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, воспроизводящих их или содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными. А такие положения нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

    В п.4 этого Постановления говорится о противоречии Конституции РФ признания в целях налогообложения доходов в виде санкций за нарушение хозяйственных договоров до фактического получения денежных средств. Так, Суд указывает, что вследствие применения такого порядка «обязанности по уплате налога возлагаются на кредитора (банк), уплачивающего налог, начисленный на не полученные с должника суммы, за счет средств, которыми банк как собственник может распоряжаться полностью по своему усмотрению, так как налог с них уже уплачен. Тем самым ограничивается право налогоплательщика распоряжаться находящимся в его собственности имуществом, что нарушает право собственности банка и, следовательно, противоречит статье 35 Конституции Российской Федерации».

    Таким образом, в соответствии с данным постановлением Конституционный Суд РФ не только не допускает предлагаемого налоговыми органами толкования понятия «признанные должником» санкции, но и утверждает, что недопустимо признание таких доходов до их фактического получения.

    А.Н. Каланов mailto:dnk@interexpertiza.ru>,
    Руководитель департамента специализированных
    аудиторских проектов АКГ «Интерэкспертиза» http://www.interexpertiza.ru>
    г. Санкт-Петербург
    тел. (095) 954-32-89, 954-82-56
    Последний раз редактировалось Марина Корф; 26.05.2003, 08:25.

  • #2
    Во избежании трений с налоргами в статье предлагается не конкретизировать размер штрафных санкций.

    А если в договоре предусмотреть, что штрафные санкции начисляются только при письменном требовании Банка к клиенту? Тоже вариант.

    Комментарий


    • #3
      LUKKUM
      Во избежании трений с налоргами в статье предлагается не конкретизировать размер штрафных санкций.
      если принимать позицию налоргов, то неуказание размера неустойки, имхо, не решает проблему в силу прямого указания статьи 395 ГК РФ , прочто получим полную ставку ЦБ РФ

      Комментарий


      • #4
        Punisher а как же фраза " ...Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором."?

        Комментарий


        • #5
          LUKKUM а как же фраза " ...Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором."?
          дык если в договоре размер не оговорен вот и применяется диспозитивная норма, если я Вас правильно понял

          ЗЫж позиция налоргов еще гнила тем. что должник может попытаться уменьшить штраф по ст. 333 ГК РФ

          Комментарий


          • #6
            Punisher ... везде присутствует эта фраза " если иное не предусмотрено договором" (кстати про капзатраты по арендованому тоже). Нельзя ли и здесь как-нибудь этим воспользоваться? Я предложил в самом начале вариант.

            Комментарий


            • #7
              LUKKUM
              везде присутствует эта фраза " если иное не предусмотрено договором" (кстати про капзатраты по арендованому тоже). Нельзя ли и здесь как-нибудь этим воспользоваться?
              Это и есть диспозитивная норма, см п.4 ст. 421 ГК РФ

              В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.
              Я предложил в самом начале вариант. Я предложил в самом начале вариант.
              Про письменное уведомление ? имхо, это наиболее оптимальный путь[/QUOTE]

              Комментарий

              Пользователи, просматривающие эту тему

              Свернуть

              Присутствует 1. Участников: 0, гостей: 1.

              Обработка...
              X