Bankir.Ru
8 декабря, четверг 14:56

Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Налоговый кодекс части I и Ii: проблемы... О непостоянстве российских судов.

Свернуть
X
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Налоговый кодекс части I и Ii: проблемы... О непостоянстве российских судов.

    О непостоянстве российских судов

    «Дурные законы в хороших руках исполнителей - хороши;
    и самые лучшие законы в руках дурных исполнителей – вредны».
    Фридрих Великий


    В древности говорили: «Плохие законы - худшая форма тирании». Беда России, увы, не только в плохих законах. Тем более, что их число с каждым годом становится все меньше и меньше. Нас преследует другой рок - плохое применение законов, в том числе и хороших. А когда пренебрежительное отношение к ним демонстрируют суды, то ни это ли является худшей формой тирании. Неизвестной в древности лишь потому, что в те времена следовали известному всем ныне принципу: «Dura lex sed lex» («Закон суров, но он закон&raquo.

    Такой подход российским судам сегодня можно только пожелать. И надеяться на то, что они в ближайшее время начнут им руководствоваться, к сожалению не приходится.

    В рамках этой статьи мы намерено не будем вступать в полемику с Конституционным Судом РФ, Высшим Арбитражным Судом РФ и Верховным Судом РФ. Не станем утверждать, что в том или ином случае суды ошиблись, и неправильно применили нормативный акт. Будучи людьми здравомыслящими, мы прекрасно понимаем, что в них работают люди высочайшей профессиональной квалификации. Поэтому предоставим слово самим судам.

    Итак, 11 ноября 1997 года КС РФ принял постановление № 16-П. В нем было указано на то, что установить налог можно только законом, при этом, прямо определив в нем все существенные элементы налоговых обязательств, которые, по мнению суда, были названы в части первой статьи 11 Закона РФ от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в Российской Федерации".

    Как известно, с 1 января 1999 года вступила в силу часть первая Налогового кодекса РФ. Данное обстоятельство, конечно же, получило свое отражение в решениях, принимаемых КС РФ. В своем постановлении от 28 октября 1999 года № 14-П суд пояснил, что в соответствии с НК РФ любой существенный элемент налогового обязательства должен быть установлен исключительно законом. Кстати, по мнению Конституционного Суда РФ, ничего нового по части необходимости указания именно в законе всех существенных элементов налогообложения в Налоговом кодексе РФ не появилось. Так, например, в определении от 14 декабря 2000 года № 258-О суд установил, что такая необходимость зафиксирована в статье 17 Налогового кодекса РФ, а ранее, до 1 января 1999 года, была предусмотрена статьей 11 Закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации".

    Но уже в 2001 году Конституционный Суд РФ неожиданно меняет свою точку зрения. И в определении от 4 октября 2001 года № 183-О он утверждает, что требование об установлении всех существенных элементов налогообложения впервые было сформулировано в статье 17 Налогового кодекса РФ (!), а Законом РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" такая необходимость вообще не предусматривалась. Аналогичные выводы были сделаны им чуть позже и в другом определении от 6 декабря 2001 года № 258-О.

    По нашему мнению, этот подход Конституционного Суда РФ вполне объясним. К примеру, он позволяет развеять сомнения налогоплательщика, касающиеся вопроса о необходимости уплаты налога на пользователей автомобильных дорог. Ведь в отношении этого федерального налога такой существенный элемент, как срок уплаты, так и не был установлен федеральным законом.

    Необходимо отметить, что в 1997 году КС РФ принял еще одно чрезвычайно интересное решение. Речь идет о постановлении от 18 февраля 1997 года № 3-П, в котором суд определил, что следует называть «федеральным законом». В качестве него КС РФ предложил рассматривать нормативный акт, принятый Государственной Думой, одобренный Советом Федерации и введенный в действие в соответствии с действующим законодательством, то есть подписанный Президентом РФ и опубликованный в официальных СМИ. С учетом этого, постановление Верховного Совета РФ от 23 января 1992 года № 2335-1 «Об утверждении порядка образования и использования средств Федерального дорожного фонда Российской Федерации» в качестве федерального закона рассматриваться, конечно же, не может. А ведь именно на это постановление очень любят ссылаться арбитражные суды как на законодательный акт, устанавливающий сроки уплаты налога.

    И на этом можно было бы ставить точку в изучении отношения Конституционного Суда РФ к вопросу о существенных элементах налогообложения, если бы в начале 2002 года маятник конституционного правосудия вновь не качнулся в сторону налогоплательщика.

    7 февраля 2002 года КС РФ принимает определение № 29-О, и вновь начинает утверждать, что и ранее действовавший Закон РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" и вступивший в действие с 1 января 1999 года Налоговый кодекс РФ предусматривают необходимость соблюдения одного и того же принципа. Суть которого в следующем: существенные элементы налогового обязательства должны быть установлены исключительно законом. И чтобы не у кого больше не возникало в этом сомнений, Конституционный Суд РФ называет статью 57 Конституции РФ, которая, по его мнению, и является правовой основой названного принципа.

    Не менее интересно проследить эволюцию отношения КС РФ и к такой проблеме, как соответствие нормативных актов, регламентирующих вопросы налогообложения, Налоговому кодексу РФ.

    На первый взгляд, все ясно и понятно. Ведь в соответствии со статьей 7 Федерального закона «О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации» федеральные законы и иные нормативные правовые акты, действующие на территории РФ и не вошедшие в перечень актов, утративших силу, действуют в части, не противоречащей НК РФ. Этим правилом первоначально и руководствовался Конституционный Суд РФ при рассмотрении находящихся в его производстве дел. Верховенство НК РФ над прочими правовыми нормами было установлено им применительно к налогу на прибыль в постановлении от 28 октября 1999 года № 14-П. Аналогичные выводы были сделаны и в отношении НДС в определении от 14 декабря 2000 года № 258-О. Но вот наступает 2001 год и позиция КС РФ меняется на прямо противоположную. И в определении от 4 октября 2001 года № 183-О суд приходит к выводу о том, что нормы Налогового кодекса РФ являются обязательными только для тех налогов, которые устанавливаются и вводятся после 1 января 1999 года. Если взять за основу данное утверждение, то можно прийти к выводу о том, что для налога на добавленную стоимость требования части первой НК РФ становятся обязательными лишь с 1 января 2001 года, то есть со дня вступления в силу 21 главы кодекса. А для налога на прибыль организаций только с 1 января 2002 года (дата вступления в силу 25 главы). Несложно заметить, что Конституционный Суд РФ вступил в противоречие не только со статьей 7 Федерального закона «О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации», но и с самим собой. Ведь принимая постановление от 28 октября 1999 года № 14-П, касающееся налога на прибыль, КС РФ неоднократно обращался к нормам НК РФ, несмотря на то, что этот налог был введен Законом РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» с 1 января 1992 года. А в определении от 14 декабря 2000 года № 258-О суд вообще прямо указал на то, что с даты введения в действие части первой Налогового кодекса РФ некоторые положения Закона РФ «О налоге на добавленную стоимость» фактически утратили силу и не подлежат применению, как противоречащие НК РФ. И это несмотря на то, что НДС был введен Законом РФ «О налоге на добавленную стоимость» задолго до 1 января 1999 года.

    Чуть позже, в другом своем определении № 258-О от 6 декабря 2001 года Конституционный Суд РФ утверждает, что, к примеру, статьи 52-55 Налогового кодекса РФ являются обязательными лишь для тех налогов, которые устанавливаются и вводятся после 1 января 1999 года.

    Что это? Новый универсальный подход КС РФ? Так многие и подумали. Но ошиблись. Ведь уже 7 февраля 2002 года суд снова изменил свою позицию. В определении № 29-О вновь возобладала мысль о верховенстве норм Налогового кодекса РФ, в том числе и в отношении налога на прибыль, установленного Законом РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций».

    Бытует мнение, что безнравственно не менять своих убеждений. Но вряд ли это жизненное правило пригодно для деятельности Конституционного Суда РФ. Ведь российский налогоплательщик уже привык к тому, что принципиальные устои его взаимоотношений с государством то и дело произвольно пересматриваются. И не только посредством принятия новых федеральных законов, но и путем изменения толкования норм законодательства судами.

    С таким положением вещей, наверное, можно было бы смириться, если бы непостоянству высшей судебной инстанции было бы разумное объяснение. Если бы, к примеру, произошло принципиальное изменение состава судей. Были бы внесены изменения в Конституцию РФ. Однако, все указанные выше решения принимались одними и теми же судьями. Конституция РФ также осталась неизменной. И единственной причиной, которая могла бы объяснить столь резкий перепад настроений Конституционного Суда РФ, на наш взгляд, является нежелание и неумение государства привыкать к новым принципам взаимоотношений с налогоплательщиками, закрепленным в Налоговом кодексе РФ. Слишком узкими для фискальной политики государственного аппарата оказались новые правовые рамки. Удивительно, что данный факт не сразу осознали не только те, кто налоги собирает, но и те, кто их уплачивает. Когда же налогоплательщики поняли, что очень многие налоги и сборы установлены незаконно, возникла угроза массового отказа от уплаты таковых. Здесь и пригодился Конституционный Суд РФ. Он присмирил не только себя, но и те российские суды, которые стали при разрешении налоговых споров руководствоваться законом, а не соображениями экономической целесообразности. Как можно было в рамках прежнего подхода КС РФ серьезно размышлять о законности дополнительных платежей по налогу на прибыль? Любая аргументация в пользу правомерности их взимания являлась несерьезной. С позиции решений Конституционного Суда РФ, принятых в период с 1997 года по 2000 год, они, безусловно, неконституционны. Но после того, как приоритеты в деятельности КС РФ были изменены, появлению абсурдного по своему содержанию определения Конституционного Суда РФ от 13 ноября 2001 года № 225-О уже никто не удивился. В угоду интересам бюджета, дополнительные платежи стали законными.

    Остается лишь заметить, что меняя свою точку зрения на ту или иную проблему, Конституционный Суд РФ не только противоречит самому себе, но и фактически сам себя отменяет. Ведь, как правило, выводы сделанные им при рассмотрении конкретного дела, в дальнейшем ложатся в основу решений, принимаемых и арбитражными судами и судами общей юрисдикции. То есть, по своей правовой сути, решения КС РФ являются источниками налогового права. И к обязательной фразе, содержащейся в каждом таком решении, о том, что данное определение или постановление окончательно и обжалованию не подлежит, сегодня можно относится с известной долей скептицизма. Ведь мы уже неоднократно становились свидетелями того, как Конституционный Суд РФ сам себя «отменял». Этим, во многом и объясняются частые и порой необъяснимые изменения в настроениях судей федеральных арбитражных судов округов и арбитражных судов регионов. Случаев, когда они в течение непродолжительного периода времени разрешали одни и те же налоговые споры принципиально по разному, огромное множество. Возьмем, к примеру, практику ФАС Московского округа, ФАС Уральского округа, ФАС Северо-Западного округа по таким вопросам как правомерность дополнительных платежей по налогу на прибыль и пеней по налогу на пользователей автомобильных дорог.

    Отметим, что при разрешении споров, так или иначе связанных с проблемой соотношения норм налогового законодательства с Налоговым кодексом РФ, Высший Арбитражный Суд РФ пока, как правило, принимает положительные для налогоплательщиков решения. К примеру, Президиум ВАС РФ, рассматривая вопрос о законности декадных платежей по НДС, предусмотренных Инструкцией ГНС РФ от 11 октября 1995 года № 39, вынес постановление на основе норм Налогового кодекса РФ (см. постановление Президиума ВАС РФ от 25 декабря 2001 года № 3428/01). При этом он сослался на статьи 52 - 55 НК РФ и, руководствуясь ими, пришел к выводу о незаконности этих декадных платежей. Нетрудно заметить, что нормы НК РФ были применены ВАС РФ к налогу, введенному, как это уже отмечалось выше, задолго до 1 января 1999 года. Такое решение, безусловно, вступает в противоречие с определением КС РФ от 6 декабря 2001 года № 258-О. Ведь в нем Конституционный Суд РФ утверждает, что требования о порядке исчисления налогов, установленные в статьях 52-55 Налогового кодекса РФ являются обязательными только для тех налогов, которые устанавливаются и вводятся после 1 января 1999 года.

    Верховный Суд РФ тоже пока на стороне налогоплательщиков. В качестве примера можно привести решение от 4 августа 2000 года № ГКПИ00-417, в котором суд прямо указывает на то, что некоторые положения Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость" не подлежат применению, как вступившие в противоречие с Налоговым кодексом РФ. Да и недавнее решение ВС РФ по вопросу о законности платы за загрязнение окружающей природной среды лишнее тому подтверждение.

    К сожалению, очень многие спорные ситуации остаются без внимания Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ. К их числу относятся уже упомянутые выше вопросы о законности налога на пользователей автомобильных дорог и дополнительных платежей по налогу на прибыль. Хочется верить, что у этих судов в ближайшем будущем, наконец – то, дойдут руки до этих и до других, не менее важных, вопросов применения норм налогового законодательства. И очень важно, чтобы при их разрешении суды руководствовались исключительно законодательством, и, принимая какие-либо решения, свои убеждения в последующем не меняли бы так стремительно, как это делает порой Конституционный Суд РФ. Ведь это только подрывает веру российских налогоплательщиков в правосудие.


    Бакулин В.А., Шагиев А.И.,
    Юридическая фирма «Налоговое право»,
    г. Уфа

  • #2
    Хотелось бы обратить внимание на статью 73 закона РФ от 21.07.94 № 1-ФКЗ "О Конституционном Суде РФ": "В случае, если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняются к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда Российской Федерации, дело передается на рассмотрение в пленарное заседание".

    Комментарий

    Пользователи, просматривающие эту тему

    Свернуть

    Присутствует 1. Участников: 0, гостей: 1.

    Обработка...
    X